Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета. Сахарный диабет. Отчет по практике. Читать текст оnline 2019-03-23 04:38

83 visitors think this article is helpful. 83 votes in total.

Сахарный диабет. Отчет по практике. Читать текст оnline

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

С г. работала врачом диабетологом в городском эндокринологическом диспансере. Книга о сахарном диабете 1 типа для детей, подростков, родителей и других.2 е русское издание, переработанное. Эта книга выросла из лекций автора в школах диабета и вопросов, которые задают сами пациенты. Скачать бесплатно, читать онлайн Сахарный диабет 2го типа. Само же ожирение — это сахарный диабет, гипертония, атеросклероз, сердечно сосудистая, почечная недостаточность и т. Формат: Сахарный диабет.сахарного диабета Год: 2009, Формат: Размер: 5 мб В этой книге. Эта книга предназначена для людей с диабетом 1 типа, стремящихся управлять своим. Природа, создавая мир живого, заботилась обо всем: о нашем здоровье и о наших немощах. Скачать полную версию книги 2 без регистрации и оплаты Жолондз М. Из за ее осложнений ежегодно погибают или становятся. У больных сахарным диабетом и их близких всегда множество вопросов к лечащему врачу. Лечение сахарного диабета во время хирургических вмешательств . Поджелудочная железа, назначение, механизмы функционирования. Не следует забывать также о немедикаментозных методах лечения сахарного диабета, с которым вы познакомились в моей книге. На страницах этой книги приём пациентов ведёт эндокринолог Надежда. Лучшие рецепты народной медицины от А до Я Год: 2006, Размер: 1.9 мб. Обилие пациентов и высокая частота ассоциированных с сахарным диабетом состояний. Самые эффективные методы лечения.2 Назина Сахарный диабет.2 Моисеева Сахарный диабет. литература по сахарному диабету книга о сахарном диабете 1 типа учебник сахарный диабет книги сахарный диабет питер дж.

Next

Дедов, Иван Иванович — Википедия

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Дедов И. И. Инкретины новая веха в лечении сахарного диабета . Дедов, М. В. Шестакова. М. . 2013 год ознаменовался многими автомобильными премьерами и Nissan не исключение, ведь в продаже появилась обновленная Nissan Almera, которая должна стать новым массовым автомобилем в России. Стоимость автомобиля Nissan Almera в России составляет 429 000,00 – 616 000,00 рублей. Итак, что же за автомобиль - обновленная Nissan Almera? По цене автомобиль явно вписывается в сегмент бюджетных седанов. Внешне автомобиль стал значительно приятней, чем его предшественник. Кузов сделан в плавно-гармоничном стиле, причем автомобиль значительно увеличился в размерах. Nissan Almera стал выглядеть намного солиднее, чем простой бюджетный автомобиль. Внешне автомобиль напоминает бюджетную версию автомобиля Nissan Teana. На автомобиль устанавливается бензиновый двигатель объемом 1,6 литра (102 л.с.). Автомобиль комплектуется как автоматической коробкой передач, так и механической. Средний расход топлива составляет 8,5 литров на 100 километров. Двигатель автомобиля сделан на базе старого доброго «Логоновского» мотора. Но сборка автомобиля происходит на «Автовазе», что ни о чем хорошем не говорит. Интерьер автомобиля весьма современен, но если внимательно присмотреться, то кажется, что сидишь в новом «Логане». Действительно, интерьер автомобиля скопирован с «Логана», но он претерпел значительные доработки и стал выглядеть весьма приятней. Во-первых, хорошо адаптированная для России подвеска, которая работает на все 100% - ни одна яма не пропущена, комфорт на высоте. Во-вторых, внешность автомобиля тоже на высоте: выглядит он достойно и солидно. По отзывам у Ниссан Альмера есть и недостатки, такие как: плохой интерьер, который просто не удобен (кнопки установлены по принципу, лишь бы поставить, а не с учетом удобства управления); слабый двигатель, мощности которого часто просто не достаточно. Основные конкуренты обновленной Nissan Almera – это Рено Логан, Lada Granta, Hyundai Solaris, Kia Rio, Chevrolet Aveo, Volkswagen Polo, Chevrolet Cobalt, Citroen C-Elysee, Lada Largus и Skoda Fabia. В-третьих, большой размер салона и комфортные сидения для пассажиров. В заключение можно сделать вывод, что Nissan Almera – это новый бюджетный автомобиль, который имеет солидный внешний вид, хорошую подвеску и специально обработанный от коррозии кузов, гарантия на который составляет 10 лет. В целом автомобиль Nissan Almera по стоимости и многим техническим характеристикам утирает нос всем существующим конкурентам.

Next

Методическое пособие по оперативной хирургии и топографической анатомии

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Сердца и сахарного диабета . Дедов И. И. Шестакова m.b. Инкретины новая веха в лечении. Методическое пособие по оперативной хирургии и топографической анатомии: (для студентов лечеб. Профессор Дыхно Александр Михайлович: к 100-летию со дня рождения/ Сиб. образования врачей-анестезиологов-реаниматологов : в 2 т. Ласута]; М-во по чрезвычайным ситуациям РБ, Команд.-инженер. - Винница: [Издание Российской Академии естественных наук], 2010. Расстройства питания и нарушения обмена веществ Дедов, И. Инкретины: новая веха в лечении сахарного диабета 2-го типа: практ. Управление сахарным диабетом: новые возможности/ Е. Послеоперационный гипотиреоз и профилактика рецидива заболеваний щитовидной железы/ В. Фармакоэкономика сахарного диабета второго типа/ Р. Медико-социальная оценка эффективности деятельности врача общей практики и врача-терапевта участкового : дис. Экспресс-метод определения опийных алкалоидов и особенности изменения показателей метаболизма при отравлении наркотическими средствами : дис. наук : / Вергун Ольга Михайловна ; М-во здравоохранения Респ. Имунный статус и нитроксид-продуцирующая активность нейтрофилов у пациентов с хроническим рецидивирующим фурункулезом : дис. Повышение безопасности и эффективности применения мышечных релаксантов при анестезиологическом обеспечении интраабдоминальных оперативных вмешательств : дис. наук : / Грачев Сергей Сергеевич ; М-во здравоохранения Респ. наук : / Жаворонок Алексей Николаевич ; М-во здравоохранения Респ. Выбор метода оперативного лечения кровотечений из варикозно расширенных вен кардиального отдела и дна желудка при портальной гипертензии : дис. наук : / Жура Александр Владимирович ; М-во здравоохранения Респ. Направленная дифференцировка мезенхимальных стволовых клеток в эндотелиоциты и их применение при ишемии мышечной ткани (экспериментальное исследование) : дис. наук : / Ламовская Наталия Владимировна ; М-во здравоохранения Респ. Диагностика, пути коррекции и профилактики дисфункции эндотелия у детей с расстройствами вегетативной нервной системы : дис. Метаболический дисбаланс и возможности его медикаментозной коррекции у лиц, работающих в контакте с ароматическим углеводородом динилом (экспериментально-клиническое исследование) : дис. Сравнительная характеристика хирургических методов лечения нефроптоза (экспериментально-клиническое исследование) : дис. наук : / Никонович Сергей Георгиевич ; М-во здравоохранения Респ. Структурно-функциональная (ультразвуковая) и клиническая характеристика атеросклеротического поражения магистральных артерий при ревматоидном и реактивном артритах : дис. Патоморфологическая и иммуногистохимическая диагностика гастроинтестинальных стромальных опухолей : дис. Первичный гипотиреоз после хирургического лечения дифференцированных форм рака щитовидной железы : дис. наук : / Хмара Ирина Марковна ; М-во здравоохранения Респ. Параметры системы свободнорадикального окисления гидро- и липофильных липидов плазмы и эритроцитов крови в прогнозировании исходов аутодермопластики : дис. наук : / Ярец Юлия Игоревна ; М-во здравоохранения Респ. Охрана труда [Электронный ресурс] Сборник рефератов НИОКР и диссертаций : индекс 57240 : 76 Медицина и здравоохранение. Шифр 1251Д Электронные документы Медицина и здравоохранение. Шифр ЭД1157Современные методы диагностики, лечения и профилактики заболеваний [Электронный ресурс] : полнотекстовая база данных / М-во здравоохранения Респ. Экспертиза трудоспособности 41 Урология 41 Физиология человека и животных 41 Хирургия. Расстройства питания и нарушения обмена веществ 44 Диссертации 44 Электронные документы 46 Подписано в печать .09.2011 г. Шифр ЭД1152 Содержание Нормативные правовые акты и нормативные документы 4 Акушерство. Медицинская иммунология 16 Клиническая фармакология. Экологическая безопасность 39 Стоматология и челюстно-лицевая хирургия 39 Судебная медицина 40 Токсикология 40 Трудоспособность. Охрана окружающей среды 35 Спортивная медицина и врачебный контроль 39 Стихийные бедствия и катастрофы антропогенного происхождения. Медицинские аспекты протезирования 30 Оториноларингология 30 Офтальмология 30 Патологическая анатомия. Химия 19 Медицинская техника 19 Морфология человека и животных 19 Народная и нетрадиционная медицина 20 Неврология. История медицины 25 Онкология 29 Ортопедия и травматология. Психотерапия 21 Общая психология 24 Общественные науки в целом 24 Общие вопросы медицины и здравоохранения. Заказ № Государственное учреждение «Республиканская научная медицинская библиотека» ЛИ № 02330/0548510 от г. 375 (17) 226-21-56, 375 (17) 222-04-21 e-mail: rsml@by в отделе оперативной полиграфии ГУ «Республиканская научная медицинская библиотека» ЛП № 02330/0494258 от г.

Next

Техника инъекций инсулина, или как правильно подобрать иглу uMEDp

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Почти четверть пациентов с сахарным диабетом типа в России. Медицинский портал для. Распространенность гипогликемического синдрома у больных сахарным диабетом 2 типа и механизмы воздействия на сердечно-сосудистую систему. Оценка влияния разных подходов к сахароснижающей терапии на частоту гипогликемических состояний. Клиническая характеристика больных и дизайн исследования. Распространенность гипогликемических состояний и сердечнососудистых у больных сахарным диабетом 2 типа по результатам скрининга. Оценка влияния гипогликемических состояний на течение сердечно-сосудистых заболеваний у больных сахарным диабетом 2 типа. Клинические и метаболические особенности у пациентов с сахарным диабетом 2 типа и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Структурно-функциональные особенности сердца у пациентов с сахарным диабетом 2 типа и сердечно-сосудистыми заболеваниями на фоне гипогликемических состояний разной частоты. Влияние коррекции гипогликемических состояний на течение сердечно-сосудистых заболеваний у больных сахарным диабетом 2 типа. Динамика частоты гипогликемических состояний и показателей углеводного обмена у пациентов сахарным диабетом 2 типа при использовании разных препаратов инсулина. Оценка влияния коррекции гипогликемических состояний на морфофункциональные показатели левого желудочка у больных с сахарным диабетом 2 типа и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Именно СД-2 и определяет наибольшую медико-социальную значимость, которая характеризуется ранней инвалидизацией и высокой смертностью, прежде всего, из-за сердечно-сосудистых осложнений. По данным Государственного Регистра в Российской Федерации зарегистрировано 3 миллиона 121 тысяча больных СД, из них 90 % - больные СД-2 [44, 102]. В Российской Федерации, как и во всем мире, продолжается прогрессирующее нарастание распространенности сахарного диабета 2 типа (СД-2).

Next

Книга про сахарный диабет скачать - duzpirtdoground’s diary

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Сахарного диабета го. Дедов И. И. Шестакова М. В. Инкретины новая веха в. Когда говорят о сахарном диабете 2-го типа, ни у кого не вызывает сомнений, что речь идет о тяжелом и прогрессирующем заболевании, связанном с развитием как микрососудистых, так и макрососудистых осложнений. Поэтому ученые во всем мире занимаются поиском новых лекарственных средств для более эффективного управления этим заболеванием. Развитие осложнений связывают в первую очередь с хронической гипергликемией, что было убедительно доказано в ходе длительных крупномасштабных исследований, в том числе UKPDS (United Kingdom Prospective Diabetes Study). В последние годы значительно большее внимание со стороны ученых всего мира уделяется изучению роли гормонов желудочно-кишечного тракта — инкретинов в регуляции секреции инсулина, а следовательно, и в регуляции гомеостаза глюкозы в организме человека. К значительным факторам риска развития сосудистых осложнений заболевания также относится изменение показателей липидного спектра и уровня артериального давления. В настоящее время в научной литературе имеются многочисленные убедительные данные, свидетельствующие о важной роли таких гормонов желудочно-кишечного тракта, как глюкагоноподобный пептид 1 (ГПП-1) и глюкозозависимый инсулинотропный полипептид, или желудочный ингибирующий пептид (ГИП). А их действие, приводящее к усилению глюкозозависимой секреции инсулина b-клетками поджелудочной железы, было названо эффектом инкретина. Sitagliptin added to ongoing treatment with pioglitazone study up-to 52 weeks in Japanese patients with T2DM. Очевидно, что единственным способом предотвратить или отсрочить развитие этих грозных осложнений является поддержание показателей уровней глюкозы крови, максимально приближенных к физиологическим, без повышения риска гипогликемии и без ущерба для качества жизни больных. Интересно отметить, что эффект инкретина был впервые описан двумя независимыми исследовательскими группами (Mc Intyre, Elrick) еще в 1964 году и характеризует действие пептидных гормонов, которые секретируются К- и L-клетками кишечника в ответ на прием пищи [4–6]. В настоящее время по рекомендациям Американской диабетической ассоциации основной целью лечения сахарного диабета является снижение гликированного гемоглобина (Hb A1c) до уровня 8 % (Ю. Известно, что ГИП секретируется энтероэндокринными К-клетками двенадцатиперстной кишки и проксимального отдела тощей кишки, а продукция ГПП-1 осуществляется преимущественно L-клетками подвздошной кишки и толстого кишечника. Период полужизни циркулирующего биологически активного ГПП-1, к сожалению, меньше, чем 2 минуты. Такой короткий период полужизни ГПП-1 в плазме обусловлен протеазной активностью фермента дипептидилпептидазы-4 (ДПП-4). Ингибитор дипептидилпептидазы-4 — ситаглиптин: новые возможности терапии сахарного диабета 2 типа // Ожирение и метаболизм. В исследованиях было также установлено, что действие ГПП-1 не ограничивается только усилением экзоцитоза секреторных гранул из b-клеток, содержащих инсулин. ГПП-1 влияет также на a-клетки поджелудочной железы, подавляя секрецию глюкагона, что, в свою очередь, контролирует постпрандиальный уровень гликемии [9–12]. Определенный интерес представляют также данные о том, что эффект действия ГПП-1 проявляется путем мощного усиления, подобно «взрыву», секреции инсулина. Однако введение ГПП-1 не влияет на частоту и амплитуду пульсовой секреции инсулина (W. Имеются доказательства, что ГПП-1 действует как вещество, резко повышающее чувствительность b-клеток к глюкозе. При достижении максимально близких к нормогликемии показателей у больных сахарным диабетом 2-го типа в значительной степени увеличивается риск развития гипогликемий. В основном считается, что гипогликемия развивается за счет единственного фактора риска — повышения уровня инсулина. Reduced incretin effect in type 2 (non-insulin-dependent) diabetes // Diabetologia. В связи с этим уместно привести высказывание известного американского диабетолога Филлипа Крейера: «Если бы не разрушительные последствия гипогликемии, лечение сахарного диабета было бы очень легким» (P. Это может наблюдаться при слишком большой дозе инсулина или пероральных сахароснижающих препаратов, слишком низком потреблении глюкозы с пищей, при повышенной утилизации глюкозы тканями (например, при чрезмерной физической нагрузке), а также при повышенной чувствительности к инсулину. Следует помнить, что гипогликемия сама по себе вызывает долговременные и серьезные проблемы при развитии тяжелых эпизодов, связанные в первую очередь с нарушением познавательной (когнитивной) функции. Поэтому чрезвычайно клинически важным следствием зависимости эффектов ГПП-1 от концентрации глюкозы в крови, конечно, является то, что ГПП-1 не может вызвать развитие выраженной гипогликемии (кроме случаев одновременного применения с препаратами сульфонилмочевины, что требует просто снижения дозы последней группы препаратов). Это основано на том, что действие инкретинов на секрецию инсулина и глюкагона напрямую зависит от концентрации глюкозы в плазме крови и прекращается при снижении уровня глюкозы менее 3,0 ммоль/л. Помимо этого, недавно было показано, что ГПП-1 способен ингибировать апоптоз b-клеток. В связи с тем, что нормальное количество b-клеток поддерживается равновесием процессов апоптоза и пролиферации, эти данные представляют огромный интерес и открывают возможность того, что ГПП-1 может оказаться эффективным при патологических состояниях, связанных с усиленной гибелью b-клеток. Все это позволяет предположить, что ГПП-1 может быть способным стимулировать образование новых b-клеток (неогенез) у пациентов с сахарным диабетом 2-го типа и недостаточным количеством функционирующих клеток (хотя к настоящему времени еще не выяснено, насколько этот процесс выражен у человека). Determinats of the impaired secretion of glucagon-like peptide-1 in type 2 diabetic patients // J. Таким образом, не исключено, что новые методы терапии, основанные на действии инкретинов, смогут остановить прогрессирующее снижение массы функционирующих b-клеток при развитии дефицита секреции инсулина, что, в свою очередь, существенно замедлит прогрессирование заболевания. Особый интерес для практической медицины представляют данные, касающиеся изучения секреции ГИП и ГПП-1 при сахарном диабете 2-го типа. Так, в исследовании Toft — Nielsen обнаружили, что уровни ГИП натощак у больных сахарным диабетом 2-го типа близки к нормальным значениям. В то же время эти авторы, изучая секрецию ГПП-1 у больных с сахарным диабетом 2-го типа, выявили существенные нарушения этого энтерогормона при данном заболевании. При сравнении секреции инсулина в ответ на пер­оральную и внутривенную нагрузку глюкозой при условии одинаковой концентрации глюкозы оказалось, что повышение секреции инсулина в ответ на пероральное введение у здоровых лиц достоверно выше, чем при сахарном диабете 2-го типа (Nauck, 1986). Необходимо напомнить, что у здоровых лиц ГПП-1 и ГИП обеспечивают 60–70 % общего инсулинового ответа после приема пищи. Glucose-dependent insulinotropic polypeptide promotes beta-cell survival via cyclic adenosine monophosphate-mediated caspase-3 inhibition and regulation of p-38 mitigen-activated protein kinase // Endocrinology. Однако при сахарном диабете 2-го типа эффект инкретина присутствует, но значительно снижен по сравнению со здоровыми лицами [9]. Говоря о нарушении эффекта инкретина при сахарном диабете 2-го типа, важно подчеркнуть, что при этом заболевании секреция ГПП-1 снижена на 20–30 % при сохранении в целом его инсулиностимулирующего действия. В то же время следует отметить, что секреция ГИП не меняется, однако установлено снижение его стимулирующего влияния на b-клетки поджелудочной железы [7, 8]. Причины этих нарушений окончательно не установлены, хотя большинство исследователей склоняется к тому, что нарушение секреции ГПП-1, очевидно, является следствием сахарного диабета 2-го типа. В последнее десятилетие благодаря фундаментальным и клиническим исследованиям развилось новое перспективное направление в лечении сахарного диабета 2-го типа, основанное на использовании эффекта инкретина. Поскольку период полужизни ГПП-1 очень короткий, в клинической практике его невозможно использовать в качестве натурального препарата. В связи с этим было предложено ингибирование фермента ДПП-4, разрушающего естественные инкретины организма. Первым ингибитором, который был создан, явился ситаглиптин (Янувия). Его действие основано на подавлении активности ДПП-4 с высокой степенью специфичности и повышении уровня собственного ГПП-1 за счет блокады его разрушения указанным ферментом. Plasma insulin response to oral and intravenous glucose administration // J. Причем ингибирование активности ДПП-4 проявляется достаточно быстро и отмечается уже через 30 минут после перорального применения, а продолжительность действия составляет около 24 часов. Поскольку действие инкретинов является глюкозозависимым, то и действие ситаглиптина (Янувии) является глюкозозависимым, т.е. препарат действует только при повышенном уровне глюкозы в крови. В настоящее время Янувия зарегистрирована в Российской Федерации и рекомендована для лечения пациентов с сахарным диабетом 2-го типа как в виде монотерапии, так и в комбинации с другими сахароснижающими препаратами. Эффективность ситаглиптина при его использовании в качестве монотерапии определена в целом ряде работ. The (pre-) history of the incretin concept // Regul. В 12-недельном исследовании, в котором приняли участие пациенты с неудовлетворительным контролем диабета, отмечалось снижение уровня гликированного гемоглобина (Hb A1c), исходно равного 7,8 %, по отношению к плацебо на 0,77 % [12]. Таким образом, у пациентов с сахарным диабетом 2-го типа с неудовлетворительной компенсацией монотерапия Янувией приводила практически к целевым уровням Hb A1c. Помимо этого, эффективность ситаглиптина в комбинированной терапии с другими пероральными сахароснижающими препаратами была наиболее детально изучена в ряде крупных международных исследований. Известно, что сахарный диабет 2-го типа характеризуется нарушением регуляции гомеостаза глюкозы в системе «печень — периферические ткани — b-клетки поджелудочной железы». New interpretation of oral glucose tolerance // Lancet. Основываясь на том, что комбинированная терапия метформином и ситаглиптином способна оказывать положительное влияние на все патофизиологические дефекты развития заболевания, на протяжении 2 лет проводилось исследование по изучению эффективности комбинации метформина и ситаглиптина в качестве терапии первой линии [1]. В данном исследовании пациенты получали комбинацию 100 мг ситаглиптина и 2000 мг метформина в сутки. Адекватность контроля гликемии оценивалась по изменению уровня Hb A1c относительно исходного через 1 и 2 года терапии. В результате через 1 год терапии среднее снижение уровня Hb A1c относительно исходного составило 1,8 %. При продолжении исследования (n = 105; исходный уровень Hb A1c в данной группе пациентов — 8,6 %) среднее снижение уровня Hb A1c к концу 2-го года терапии составило 1,7 % (рис. Среди пациентов, получавших 100 мг ситаглиптина и 1000 мг метформина в сутки, среднее снижение уровня Hb A1c составило 1,4 % (n = 147 через 1 год и n = 96 через 2 года). Регуляция секреции инсулина в норме и при сахарном диабете 2 типа: роль инкретинов // РМЖ. В то же время необходимо уточнить, что у пациентов, получавших ситаглиптин в монотерапии в дозе 100 мг 1 раз в сутки, среднее снижение уровня Hb A1c относительно исходных значений составило 0,8 % в конце 1-го года (n = 106) и 1,2 % в конце 2-го года терапии (n = 50). Проведено также рандомизированное двойное слепое исследование по оценке эффективности ситаглиптина (Янувия) в дополнение к метформину и/или препаратам сульфонилмочевины. В нем в течение 24 недель изучалась эффективность и безопасность добавления ситаглиптина у 441 пациента с сахарным диабетом 2-го типа в стадии декомпенсации (Hb A1c от 7,5 до 10,5 %) либо к терапии комбинацией препарата сульфонилмочевины (глимепирид) и метформина, либо к монотерапии препаратом сульфонилмочевины (глимепирид). Однако необходимо отметить, что в данном исследовании общая частота побочных эффектов при применении ситаглиптина была выше по сравнению с группой плацебо, в том числе чаще отмечались случаи развития эпизодов гипогликемии (12,2 % в группе приема ситаглиптина по сравнению с 1,8 % в группе плацебо). Эпизоды гипогликемии развивались при комбинированном применении с препаратами сульфонилмочевины. Triple combination therapy with sitagliptin, metformin, and rosiglitazone improves glycemic control in patients with type 2 diabetes. Поэтому для снижения риска развития гипогликемии может потребоваться уменьшение дозы препаратов сульфонилмочевины. Учитывая данные проведенных исследований, необходимо отметить, что терапия ситаглиптином у большинства больных хорошо переносится. В целом частота развития эпизодов гипогликемии была сопоставимой либо существенно ниже по сравнению с контрольными группами. Two year treatment with sitagliptin and initial combination therapy of sitagliptin and metformin provides substantial and durable glycemic control in patients with type 2 diabetes. Среди наиболее часто встречающихся побочных эффектов отмечались заложенность носа, сухость во рту, головные боли, инфекционные заболевания верхних дыхательных путей и мочевыделительной системы (по сравнению с плацебо разница в среднем составляет от 0,1 до 1,5 %). Назначение ситаглиптина (Янувии) можно рекомендовать следующим пациентам с сахарным диабетом 2-го типа: — пациенты с уровнем Hb A1c выше 7 % (или гликемии натощак выше 6,1 ммоль/л), получающие метформин, или сульфонилмочевину, или комбинацию этих препаратов; — пациенты с впервые выявленным сахарным диабетом 2-го типа — в виде монотерапии или стартовой терапии в комбинации с метформином; — пациенты, по возможности, в ранней фазе заболевания, при которой количество b-клеток снижено еще незначительно, с целью защиты b-клеток; — пациенты с проблемами веса: а) с избыточным весом; б) с нормальным весом, но со значительной прибавкой веса (более 2 кг за первый год) на фоне приема других пероральных сахароснижающих препаратов; — пациенты с более высокой опасностью развития гипогликемии на фоне приема сульфонилмочевины: а) пациенты, которые нерегулярно питаются; б) худые; одинокие; пожилые пациенты; в) водители автотранспорта; г) пациенты, работающие с механизмами. Таким образом, есть надежда, что в недалеком будущем мы сможем обеспечить лучший гликемический контроль у пациентов с сахарным диабетом 2-го типа, снижая уровень гликированного гемоглобина, уменьшая суточные колебания глюкозы, снижая риск развития гипогликемий и, наконец, действительно обеспечивая достойное качество жизни больных, реально управляя этим тяжелым и пока неизлечимым заболеванием с помощью ситаглиптина (Янувии) — первого представителя новой группы сахароснижающих препаратов, ингибиторов ДПП-4. Poster presented at the 41st Annual Meeting of the European Association for the Study of Diabetes (EASD).

Next

Эффективность ингибиторов ДПП в комбинации с метформином у.

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Дедов И. И. Шестакова М. В. Инкретины новая веха в лечении. сахарного диабета . В статье представлены данные, говорящие о месте препаратов инкретинового ряда в терапии пациентов с сахарным диабетом (СД) 2 типа; разбираются механизмы действия и терапевтическая эффективность вилдаглиптина при СД. Glycaemic separation and risk factor control in the Veterans Affairs Diabetes Trial: an interim report // Diabetes Obes. Приводятся данные международных исследований по изучению эффективности вилдаглиптина в качестве монотерапии и в комбинации с метформином, препаратами сульфонилмочевины, тиазолидиндионами у больных с неудовлетворительным контролем заболевания. Представлены результаты наблюдательной постмаркетинговой программы по оценке эффективности и безопасности применения препаратов Галвус (вилдаглиптин) и Галвус Мет (фиксированная комбинация вилдаглиптина и метформина) в условиях реальной клинической практики в разных регионах России. Показано, что применение препарата Галвус как в монотерапии, так и в комбинации с метформином, препаратами сульфонилмочевины эффективно и безопасно у пациентов с широким диапазоном значений уровня Hb A1c, любого возраста с любой массой тела. При этом отмечается минимальный риск развития гипогликемий и побочных реакций со стороны ЖКТ и сердечно-сосудистой системы. В статье представлены данные, говорящие о месте препаратов инкретинового ряда в терапии пациентов с сахарным диабетом (СД) 2 типа; разбираются механизмы действия и терапевтическая эффективность вилдаглиптина при СД. Приводятся данные международных исследований по изучению эффективности вилдаглиптина в качестве монотерапии и в комбинации с метформином, препаратами сульфонилмочевины, тиазолидиндионами у больных с неудовлетворительным контролем заболевания. Представлены результаты наблюдательной постмаркетинговой программы по оценке эффективности и безопасности применения препаратов Галвус (вилдаглиптин) и Галвус Мет (фиксированная комбинация вилдаглиптина и метформина) в условиях реальной клинической практики в разных регионах России. Показано, что применение препарата Галвус как в монотерапии, так и в комбинации с метформином, препаратами сульфонилмочевины эффективно и безопасно у пациентов с широким диапазоном значений уровня Hb A1c, любого возраста с любой массой тела. При этом отмечается минимальный риск развития гипогликемий и побочных реакций со стороны ЖКТ и сердечно-сосудистой системы. В первом десятилетии XXI века наблюдается значительный рост заболеваемости сахарным диабетом (СД), преимущественно 2 типа. Продолжаются изучение патогенеза заболевания, разработка и внедрение в клиническую практику новых эффективных сахароснижающих препаратов. Effects of intensive glucose lowering in type 2 diabetes // N. Каковы особенности, характеризующие современную когорту больных СД? С одной стороны, это увеличение продолжительности жизни пациентов (связанное с общим увеличением продолжительности жизни населения) и выявление СД 2 типа в зрелом и пожилом возрасте на фоне уже имеющихся различных сопутствующих заболеваний, в том числе сердечно-сосудистых. Нередко диагноз «сахарный диабет 2 типа» устанавливается несвоевременно, с большим опозданием, когда у больного уже имеются диабетические осложнения. С другой стороны, наблюдается значительное «омоложение» впервые выявленного СД 2 типа. Основными характеристиками этой группы больных являются относительно молодой возраст диагностики СД (от 30 лет); достаточно долгая (более 30 лет) ожидаемая продолжительность жизни; избыточная масса тела/ожирение в дебюте диабета; отсутствие в большинстве случаев тяжелых форм сопутствующих заболеваний или осложнений СД; постоянное численное увеличение этой группы [1]. Выбор сахароснижающей терапии при манифестации СД 2 типа в любом возрасте имеет огромное значение для дальнейшего течения заболевания. В основе выбора препаратов лежат следующие основные принципы: Крупнейшие базовые клинические исследования – UKPDS, ADOPT – продемонстрировали, что достижение строгих целевых значений гликемии при манифестации СД 2 типа (Hb А1с ≤ 6,5%) в дальнейшем достоверно снижает риски всех осложнений СД 2 типа, замедляет прогрессирующее ухудшение функции β-клеток и улучшает качество жизни больных [2, 3, 4, 5]. крупные клинические исследования ACCORD, ADVANCE, VADT обратили внимание специалистов на необходимость безопасного достижения строгих целевых значений гликемии и целесообразность индивидуализации этих целей в зависимости от возраста пациента, длительности диабета, ожидаемой продолжительности жизни, рисков развития гипогликемий, сопутствующих сердечно-сосудистых заболеваний и атерогенных дислипидемий [6, 7]. На основании результатов и выводов клинических исследований был разработан Консенсус AACE/ACE (Американская ассоциация клинических эндокринологов/Американский колледж эндокринологов) 2009 г., в котором впервые сахароснижающая терапия была стратифицирована по уровню Hb А1с на старте и пополнилась новыми препаратами инкретин-направленного действия, которые наряду с метформином были отнесены к препаратам первого ряда выбора, а также рекомендовались для интенсификации сахароснижающей терапии в комбинации с метформином, препаратами сульфонилмочевины (ПСМ), тиазолидиндионами и инсулином [8]. Используемые прежде схемы лечения для поддержания целевого уровня Hb А1с были основаны на применении традиционных сахароснижающих препаратов (или их комбинаций), из которых ни один не воздействовал на все патогенетические дефекты СД 2 типа: инсулинорезистентность, прогрессирующее нарушение функции β-клеток поджелудочной железы и секреции глюкагона [9]. К революционным открытиям в диабетологии, изменившим наши представления о возможности управления СД, относится исследование секреции кишечных пептидов – инкретинов (глюкагоноподобный пептид – ГПП-1 и глюкозозависимый инсулинотропный пептид – ГИП) – и их роли в регуляции углеводного обмена, а также разработка лекарственных препаратов, воспроизводящих эффекты инкретинов, сниженных у больных СД 2 типа [9, 10]. Наибольший интерес среди инкретинов представляет глюкагоноподобный пептид ГПП-1. ГПП-1 стимулирует секрецию инсулина при высоких значениях гликемии (при нормогликемии стимуляция секреции инсулина прекращается), подавляет избыточную секрецию глюкагона (только в условиях гипергликемии) и не подавляет секрецию глюкагона при нормогликемии, тем самым предотвращает развитие гипогликемий [11]. Action to Control Cardiovascular Risk in Diabetes Study Group, Gerstein H. В эксперименте на животных показано, что ГПП-1 способствует увеличению массы β-клеток [12, 13]. К внепанкреатическим эффектам ГПП-1 относятся замедление эвакуации пищи из желудка, усиление чувства насыщения, снижение количества потребляемой пищи и массы тела, кардиоваскулярная протекция, клинически значимое снижение систолического артериального давления (АД) [14]. Инкретины характеризуются коротким периодом полужизни (2 мин для ГПП-1 и 6 мин для ГИП), так как быстро инактивируются ферментом дипептидилпептидазой 4 типа (ДДП-4). В настоящее время в терапии СД 2 типа используют два класса препаратов, поддерживающих или имитирующих действие ГПП-1. Данные препараты вводятся перорально, в результате их действия повышается до физиологической нормы уровень и период циркуляции в плазме собственных инкретинов ГПП-1 и ГИП, следовательно, усиливаются панкреатические и внепанкреатические эффекты обоих инкретиновых гормонов. В России в практическом здравоохранении используются следующие ингибиторы ДПП-4: ситаглиптин (Янувия), вилдаглиптин (Галвус), саксаглиптин (Онглиза). экспертами Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ) было представлено согласованное мнение по индивидуализированному выбору целевого значения Hb А1с в зависимости от возраста, ожидаемой продолжительности жизни, наличия осложнений, риска гипогликемий (рис. В первом номере журнала «Сахарный диабет» за 2011 г. опубликован проект Консенсуса совета экспертов РАЭ по инициации и интенсификации сахароснижающей терапии СД 2 типа (рис. В консенсусе выделены 3 этапа лечения: старт – интенсификация – дальнейшая интенсификация. Приоритетами в выборе препаратов признаны их безопасность и эффективность, и определено место ингибиторов ДПП-4 в алгоритмах терапии [15]. При инициации терапии СД 2 типа при уровне Hb А1с 6,5–7,5% ингибиторы ДПП-4 могут рассматриваться как альтернатива метформину по сахароснижающей активности и низкому риску гипогликемий в качестве монотерапии или в комбинации с метформином или другими пероральными сахароснижающими препаратами (ПССП), но при этом ингибиторы ДПП-4 лучше переносятся больными, не вызывают желудочно-кишечных расстройств, их использование не противопоказано при умеренных нарушениях функции печени и почек, различных состояниях гипоксии и не ограничено возрастом пациента. Ингибиторы ДПП-4 также рекомендованы для интенсификации терапии у больных с уровнем Hb А1с более 7,5% в комбинации с другими ПССП и инсулином [5]. Glycemic durability of rosiglitazone, metformin, or glyburide monotherapy // N. Одним из хорошо изученных представителей группы ингибиторов ДПП-4 является препарат Галвус (вилдаглиптин, «Новартис»), зарегистрированный в РФ . Основной механизм действия вилдаглиптина заключается в мощном селективном дозозависимом ингибировании фермента ДПП-4, вследствие чего повышается уровень и длительность присутствия в плазме ГПП-1 и ГИП, тем самым улучшается глюкозозависимая секреция инсулина и снижается повышенная секреция глюкагона. Основным эффектом вилдаглиптина является снижение уровня Hb А1с, отражающее улучшение контроля гликемии [16]. Галвус (вилдаглиптин) выпускается в таблетках по 50 мг для приема 2 раза в сутки независимо от приема пищи и в комбинированном препарате Галвус Мет – Галвус метформин – в дозах 50 мг/500 мг, 50 мг/850 мг, 50 мг/1000 мг соответственно (в РФ зарегистрирован ). В настоящее время существует достаточная доказательная база (более 70 рандомизированных многоцентровых клинических исследований, в которых препарат принимали в общей сложности 14 тыс. пациентов) эффективности и безопасности применения вилдаглиптина при СД 2 типа [14]. При монотерапии вилдаглиптином в дозе 100 мг/сут в течение 24 недель у больных, не получавших ранее сахароснижающей терапии, по сравнению с приемом плацебо отмечено снижение уровня Hb А1с от 0,6% при исходном уровне Hb А1с ≤ 8% и до 1,9% при уровне Hb А1с 10%. Уровень Hb А1с снизился в среднем на 1% как у больных СД 2 типа с нормальной массой тела, так и у больных с ИМТ ≥ 35 кг/м2. Снижение уровня Hb А1с в группах больных СД 2 типа моложе 65 лет и более старшего возраста на фоне приема вилдаглиптина составило в среднем 1,1% [17, 18]. В других клинических исследованиях было показано, что монотерапия вилдаглиптином в течение более 6 месяцев по эффективности сопоставима с монотерапией метформином, тиазолидиндионами и акарбозой [19, 20]. В группах пациентов с исходным уровнем Hb А1с 7,5–11,0%, получавших вилдаглиптин в дозе 100 мг/сут или метформин в дозе до 2000 мг/сут, через 54 недели наблюдения отмечено снижение уровня Hb А1с на фоне приема вилдаглиптина (1,0 ± 0,1%) и метформина (1,4 ± 0,1%). Различия в уровне Hb А1с между группами после лечения были недостоверными. Многочисленные клинические плацебоконтролируемые исследования продемонстрировали отличную переносимость вилдаглиптина (частота нежелательных явлений была сопоставима с плацебо) и низкий риск гипогликемий [9, 21]. Клинические исследования подтвердили высокую эффективность комбинации вилдаглиптина с метформином, препаратами сульфонилмочевины, тиазолидиндионами. У больных с неудовлетворительным контролем СД 2 типа (Hb А1с 7,5–11%) на фоне приема максимальной дозы метформина при добавлении вилдаглиптина в дозе 50–100 мг через 24 недели отмечалось снижение уровня Hb А1с на 0,7% и 1,1% по сравнению с группой больных, получавших метформин плацебо [25]. Высокая эффективность в снижении уровня Hb А1с при добавлении вилдаглиптина к метформину продемонстрирована у больных СД 2 типа: у лиц пожилого возраста, пациентов с ожирением и с неудовлетворительным контролем заболевания. Association of glycaemia with macrovascular and microvascular complications of type 2 diabetes (UKPDS 35): prospective observational study // BMJ. Добавление вилдаглиптина в дозе 100 мг/сут больным СД 2 типа с неудовлетворительным контролем гликемии на фоне приема глимепирида сопровождалось достоверным снижением уровня Hb А1с на 0,7 ± 0,1% по сравнению с группой больных, получавших глимепирид плацебо. В этом исследовании отмечено снижение Hb А1с у больных старше 65 лет (0,8 ± 0,2%) и у больных с исходным уровнем Hb А1с 9% (0,9 ± 0,2%) [26]. В рандомизированном двойном слепом клиническом исследовании в течение 4 недель изучалось влияние вилдаглиптина в дозе 100 мг/сут на постпрандиальный уровень липидов и метаболизм липопротеинов у пациентов с СД 2 типа, ранее не получавших сахароснижающей терапии, по сравнению с плацебо. Было показано, что прием вилдаглиптина значительно снижает постпрандиальный уровень триглицеридов (ТГ) плазмы, уровень ТГ хиломикронов, аполипопротеинов B-48, входящих в состав хиломикронов, и холестерина хиломикронов после приема смешанной пищи с высоким содержанием жира [27]. Почему комбинация вилдаглиптина с метформином в готовой форме Галвус Мет обеспечивает наиболее эффективное снижение уровня Hb А1с у пациентов с неудовлетворительным контролем гликемии? Несколько исследований показали, что ингибитор ДПП-4 вилдаглиптин приводит к двух-четырехразовому повышению активности ГПП-1 и ГИП [27]. В других исследованиях было показано, что метформин повышает уровни ГПП-1 у пациентов с СД 2 типа через механизм, независимый от ингибирования ДПП-4, возможно, путем усиления синтеза ГПП-1 [28]. Полученные данные позволили предположить, что комбинация метформина с ингибиторами ДПП-4 обладает преимуществами в терапии СД 2 типа [29]. Результаты двойного слепого плацебоконтролируемого исследования с участием пациентов с СД 2 типа (уровень инкретинов ГПП-1 и ГИП определялся через 6 недель терапии вилдаглиптином 50 мг/2 сут или плацебо) показали, что вилдаглиптин повышал постпрандиальные уровни активных ГПП-1 и ГИП, но увеличение уровня постпрандиального ГПП-1 оказалось значительно более выражено в группе пациентов, получавших метформин, в сравнении с терапией пациентов, ранее не получавших лечение метформином [29]. До начала терапии Галвусом участники исследования получали следующие ПССП (процент от всех пациентов, получавших такую терапию): Амарил принимали 13,6%, Глибомет – 11,6%, Глюкованс – 3%, Диабетон МВ – 13,6%, Манинил – 20,1%, метформин – 65,8% пациентов. Эти данные могут объяснить также более выраженный эффект терапии вилдаглиптином, проявляющийся в снижении уровня Hb A1c, тощаковой и постпрандиальной гликемии у пациентов с СД 2 типа и плохим контролем на фоне приема метформина при добавлении к терапии вилдаглиптина [25, 31] (рис. При оценке когорты пожилых пациентов (возраст 65 лет или старше) было показано, что вилдаглиптин в дозе 50 мг 2 р/сут в комбинации с метформином обеспечивал достоверное снижение уровня Hb A1c (-1,3%) за 24 недели терапии в сравнении с плацебо (-0,2%, p Чаще всего в качестве развившихся осложнений отмечалась диабетическая нейропатия, причем нередко в сочетании с ретинопатией, нефропатией или облитерирующим заболеванием сосудов нижних конечностей и другими сердечно-сосудистыми заболеваниями. Из них 72,86% пациентов принимали только один препарат, 26,63% – 2 препарата и 0,50% пациентов – три препарата (рис. На визите 0 пациенты были рандомизированы на 4 группы, к проводимой терапии был добавлен Галвус в дозе 50 мг 2 раза в сутки: Клиническая характеристика обследованных пациентов на визите 0 и рандомизация по группам представлена в таблице 1. Всего сопутствующую терапию получал 141 пациент (53,4%); 12 пациентов принимали 3 препарата, 41 пациент – 2 препарата, 88 пациентов – 1 препарат. ст., диастолическое АД колебалось от 54 до 110 мм рт. Были получены следующие результаты оценки исследования 264 пациентов, прошедших второй визит через 5–6 месяцев терапии Галвусом. На визите 0 средний уровень Hb A1c составлял 8,38 ± 1,0% (колебания Hb A1c – от 6,2 до 12,7%). При сравнении изменений средних показателей эффективности терапии для всех пациентов, включенных в обследование, было установлено: через 6 месяцев терапии отмечено улучшение метаболического контроля у пациентов, включенных в исследование. Колебания глюкозы крови натощак варьировали от 4,5 до 14,6 ммоль/л, средний уровень составил 8,66 ± 1,56 ммоль/л. В таблице 2 представлена динамика массы тела пациентов через 6 месяцев терапии. Масса тела оказалась нейтральной в группе «Галвус, монотерапия», достоверно снизилась на 3 кг в группе «Галвус метформин», на 1 кг в группе «Галвус ПСМ» и на 2 кг в группе тройной комбинированной терапии. Максимальное снижение ИМТ, как и следовало ожидать, отмечалось в группе «Галвус метформин» и составило -4%. Glycemic control with diet, sulfonylurea, metformin, or insulin in patients with type 2 diabetes mellitus: progressive requirement for multiple therapies (UKPDS 49). Снижение показателей гликемии также оказалось достоверным во всех группах терапии со снижением уровня Hb A1c на 12% в группе «Галвус метформин ПСМ» и на 8% в группе «Галвус ПСМ» (табл. Кроме того, в ходе исследования зарегистрировано снижение уровней САД и ДАД по сравнению с исходными значениями во всех группах пациентов. UK Prospective Diabetes Study (UKPDS) Group // JAMA. При межгрупповом сравнении следует отметить, что наибольшее снижение ИМТ наблюдается в группе «Галвус метформин», ГКН – в группе «Галвус метформин ПСМ», а САД – в группах «Галвус метформин» и «Галвус ПСМ». На визите 2 исследования были зафиксированы статистически значимые средние изменения (снижение) показателей ИМТ, систолического и диастолического АД по сравнению с исходными значениями (p ≤ 0,001) (рис. Улучшение контроля гликемии при добавлении препарата Галвус к терапии традиционными препаратами подтверждается и тем фактом, что уже на втором визите 30,8% пациентов достигли целевого уровня Hb A1c ≤ 7,0%, при этом ни в одной группе пациентов не зарегистрировано эпизодов гипогликемий. Таким образом, результаты открытого наблюдательного исследования в условиях обычной клинической практики подтверждают результаты базовых рандомизированных клинических исследований эффективности и безопасности препарата Галвус как в монотерапии, так и в комбинации с метформином, препаратами сульфонилмочевины. Галвус и Галвус Мет эффективно контролируют уровень гликемии при широком диапазоне значений Hb A1c у пациентов любого возраста с разной массой тела. При этом отмечается минимальный риск развития гипогликемий, что крайне важно у больных СД как среднего возраста (ведущих активный образ жизни), так и пожилого (с высоким риском развития сердечно-сосудистых осложнений). Галвус обладает низким потенциалом лекарственных взаимодействий, препарат не приводит к увеличению сердечно-сосудистого риска, обладает лучшей переносимостью со стороны ЖКТ в сравнении с метформином. Удобный способ приема и режим дозирования препарата увеличивают приверженность пациентов лечению. Intensive blood-glucose control with sulphonylureas or insulin compared with conventional treatment and risk of complications in patients with type 2 diabetes (UKPDS 33). UK Prospective Diabetes Study (UKPDS) Group // Lancet. Statement by an American Association of Clinical Endocrinologists/American College of Endocrinology consensus panel on type 2 diabetes mellitus: an algorithm for glycemic control // Endocr. Determinants of the impaired secretion of glucagon-like peptide-1 in type 2 diabetic patients // J. Проект «Консенсус совета экспертов Российской ассоциации эндокринологов (РАЭ) по инициации и интенсификации сахароснижающей терапии сахарного диабета 2 типа» // Сахарный диабет. Pharmacodynamics of vildagliptin in patients with type 2 diabetes during OGTT // J. Место ингибиторов ДПП-4 в современной диабетологической практике // Эффективная фармакотерапия. Comparison between vildagliptin and metformin to sustain reductions in Hb A(1c) over 1 year in drug-naïve patients with Type 2 diabetes // Diabet. Comparison of vildagliptin and rosiglitazone monotherapy in patients with type 2 diabetes: a 24-week, double-blind, randomized trial // Diabetes Care. Vildagliptin therapy is not associated with an incrised risk of pancreatitis (abstract 769) // Diabetologia. Ligueros-Saylan M., Schweizer A., Dikinson S., Kothny W. Gepatic safety profile of vildagliptine, a new DPP-4 inhibitor for the treatment of type 2 diabetes (abstract 764) // Diabetologia. Kothny W., Schweizer A., Dikinson S., Ligueros-Saylan M. Effects of vildagliptin on glucose control over 24 weeks in patients with type 2 diabetes inadequately controlled with metformin // Diabetes Care. Effects of vildagliptin on glucose control in patients with type 2 diabetes inadequately controlled with a sulphonylurea // Diabetes Obes. Matikainen N., Mänttäri S., Schweizer A., Ulvestad A., Mills D., Dunning B. Vildagliptin therapy reduces postprandial intestinal triglyceride-rich lipoprotein particles in patients with type 2 diabetes // Diabetologia. Metformin effects on dipeptidylpeptidase IV degradation of glucagon-like peptide-1 // Biochem. Differential effects of DPP-4 inhibition on incretin hormone levels in drug-naïve and metformin-treated patients with type 2 diabetes (abstract 0174) // Diabetologia. Combination treatment in the management of type 2 diabetes: focus on vildagliptin and metformin as a single tablet // Vasc. Halimi S., Schweizer A., Minic B., Foley J., Dejager S. Improved Вlood Pressure (BP) lowering in hypertensive patients (pts) with type 2 diabetes (T2DM) with vildagliptin combined with metformin compared with metformin alone // Presented at 67th ADA Annual Meeting; June 22–26, 2007; Chicago, IL.

Next

Влияние гипогликемизирующей терапии на динамику массы тела | Интернет-издание "Новости медицины и фармации"

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Шварцбурда и содержит полный набор контрольных работ по всему курсу математики класса тематических контрольных работ в. АвторыШестакова И. В. , 31,7% ), 14% - (33,4 ., 17,3% ) 10,4% - (24,9 ., 28,3% ), -3 First Heartland Bank, 99,99% , 75,4 ( 8 ), 86,1 .

Next

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Могу зайти в интернет с мобильного телефона, когда есть свободная. В патогенезе главным механизмами являются инсулинорезистентность и недостаточность функции бета-клеток различной степени выраженности. Роль инкретиновой системы в развитии сахарного диабета II типа. Доказано что СД 2 типа определяется степенью нарушенной толерантности к глюкозе являющейся кумулятивной и постоянно увеличивающейся с возрастом. В настоящее время доля детей и молодых людей составляет в структуре СД 2 типа примерно 33 %, что, в первую очередь, обусловлена ростом распространенности ожирении во всем мире [1]. Не менее значимым является заболевание во все более раннем возрасте у детей и подростков. Наблюдается пандемия СД, причем в основном 2-го типа, диагностируемого у 80–90 % заболевших. — URL https://moluch.ru/archive/168/45447/ (дата обращения: ).  На сегодняшний день во всех странах мира сахарный диабет (СД) является одним из наиболее распространенных хронических заболеваний. По современном преставлением, в поджелудочной железе альфа-клетками вырабатывается глюкогон, действующий противоположена инсулину. В процессе развития СД 2 типа происходит постепенное прогрессирование заболевания, диктующее необходимость изменения тактики терапии. Очень серьезной проблемой являются и те трудности, с которыми сталкиваются врачи и пациенты при лечении СД2 и выборе сахароснижающей терапии. К сожалению, СД2 характеризуется прогрессирующим течением, что связано в первую очередь с нарастанием дисфункции β-клеток и как следствие необходимостью интенсификации терапии в связи с невозможностью обеспечить гликемический контроль. Другой проблемой современной фармакотерапии являются такие нежелательные явления, наблюдаемые на фоне применения ряда сахароснижающих препаратов, как гипогликемия и увеличение массы тела, которые значительно ухудшают качество жизни пациентов, влияют на их приверженность лечению и уменьшают значимость снижения уровня гликемии, в первую очередь для риска развития макрососудистых осложнений СД. Кроме того, СД2 часто сочетается не только с ССЗ, но и с нарушениями функции почек, а также печени, что тоже полагает определенные ограничения при выборе сахароснижающей терапии. Более 70 % пациентов с СД2 старше 65 лет имеют два и более сопутствующих заболеваний, что создает определенные трудности в лечении, обусловленные повышенным риском гипогликемии на фоне снижения функции почек, по сравнению с молодыми пациентами, а также более высоким риском нежелательных явлений и лекарственных взаимодействий на фоне приема большого количества различных лекарственных препаратов [2, 3]. Безусловно эти проблемы в лечении СД2 требуют поисков новых подходов к терапии СД, разработки новых классов лекарственных средств. Появившиеся несколько лет назад препараты, действие которых основано на инкретиновом эффекте, продемонстрировали не только эффективность в отношении снижения уровня гликемии, но и низкий риск развития гипогликемии, отсутствие увеличения риска развития ССЗ, нейтральное влияние на массу тела либо снижение массы тела на фоне их применения. Инкретинами называется класс вырабатываемых в кишечнике веществ, которые стимулируют секрецию эндогенного инсулина при попадании в организм глюкозы. Впервые данные об этих веществах были опубликованы более 100 лет назад, тогда они были названы «секретинами» [4]. Позже, в 1932 г., La Barre предложил использовать термин «инкретин» (intestine secretion insulin). При этом само существование данной группы веществ было доказано лишь в 1960-х гг. Было обнаружено, что после пероральног о приема глюкозы, инсулин секретировался в два раза интенсивнее, чем после внутривенного ее введения при исходно одинаковом уровне гликемии. Данное явление получило название «инкретинового эффекта». В дальнейшем разными учеными был выделен ряд полипептидов класса инкретинов, вырабатываемых К- и L-клетками тонкого кишечника в ответ на прием пищи. Эти полипептиды получили названия: глюкозозависимый инсулинотропный полипептид (ГИП), глюкагоноподобный пептид-1 (ГПП-1) и глюкагоноподобный пептид-2 (ГПП-2) [5]. Наиболее значимую роль в секреции инсулина и обмене углеводов играют глюкагоноподобный пептид-1 (ГПП-1) и глюкозозависимый инсулинотропный пептид (ГИП). Последний секретируется К-клетками двенадцатиперстной и тощей кишки в ответ на прием пищи, богатой углеводами и жирами. ГИП участвует в метаболизме липидов в адипоцитах и обладает пролиферативным эффектом на β-клетки. ГПП-1 секретируется L-клетками подвздошной и толстой кишки, оказывает разнообразное действие на обмен углеводов, включая глюкозозависимую стимуляцию секреции инсулина, глюкозозависимое подавление секреции глюкагона, снижение аппетита и скорости опорожнения желудка, возможно, улучшение чувствительности к инсулину. Помимо этого ГПП-1 увеличивает транскрипцию гена инсулина и принимает участие во всех этапах биосинтеза этого гормона [6–7]. Необходимо отметить, что период жизни биологически активного ГПП-1-меньше 2 мин. Такой короткий период существования ГПП-1 в плазме обусловлен активностью фермента дипептидилпептидазы-4 (ДПП-4), который, присутствуя во многих органах и тканях, довольно быстро инактивирует его. Исследования показывают, что инкретины обладают множественными биологическими эффектами в отношении функции различных органов и тканей, включая поджелудочную железу, желудок, тонкую кишку, мозг, гипофиз, легкие, почки, сердце. Среди них наиболее важны: усиление секреции инсулина, торможение кислотной секреции желудка, увеличение частоты сердечных сокращений, ускорение усвоения глюкозы мышцами, усиление работы почек и др. Однако основным органом–мишенью для ГПП–1 являются островки Лангерганса. Инсулинотропная активность ГПП–1, которая четко зависит от уровня гликемии, реализуется путем взаимодействия ГПП–1 со специфическими рецепторами, расположенными на мембране β–клетки [8]. ГПП–1, подавляя секрецию глюкагона, ограничивает повышение концентрации глюкозы в крови после приема пищи (рис. Известно также, что инкретины способствуют регенерации островковых клеток поджелудочной железы, воздействуя на специфические белковые факторы роста [9]. Инкретин, ГПП-1 играет определенную роль в центральной регуляции потребления пищи. По результатам последних исследований, ГПП-1 является сильным анорексигенным гормоном, схожим по действию с лептином, и антагонистом таких орексигенных гормонов, как нейропептид Y и кортиколиберин. У здоровых лиц внутривенное назначение ГПП-1 приводило к повышенному чувству насыщения и снижению потребления пищевых продуктов [16, 17]. ГПП-1 участвует в процессах регуляции пищевого поведения, действуя через центральные механизмы, и способствует развитию чувства насыщения [17]. С использованием различных моделей на животных было показано, что рецепторы ГПП-1, обнаруженные в различных отделах центральной нервной системы, в том числе в ядрах гипоталамуса и area postrema, вовлечены в процесс контроля потребления пищи. Важно подчеркнуть, что для гипоталамических ядер и area postrema отсутствует гематоэнцефалический барьер, что позволяет ГПП-1 достигать этих областей из циркуляторного русла. Исследования показали, что введение ГПП-1 непосредственно в желудочки мозга грызунов приводит к дозазависимому снижению потребления пищи. Интравентрикулярное введение антагонистов ГПП-1, напротив, повышает потребление пищи, что приводит к увеличению массы тела [18, 19, 20]. Относительно недавно было показано, что ГПП-1 способен приостанавливать естественную гибель бета-клеток. В связи с тем, что нормальное количество бета-клеток поддерживается равновесием процессов апоптоза и пролиферации, эти данные представляют огромный интерес. Они открывают возможность использования в дальнейшем инкретинов при патологических состояниях, связанных с усиленной гибелью бета-клеток поджелудочной железы. В моделях на животных как in vivo, так и in vitro показано, что, помимо стимуляции пролиферации бета-клеток у животных, ГПП-1 способствует образованию функционально активных бета-клеток из недифференцированных панкреатических клеток-предшественников. Можно предполагать, что ГПП-1 способен стимулировать образование новых бета-клеток (неогенез) у пациентов с СД 2 типа и недостаточным количеством функционирующих клеток [1, 3, 16]. Известно, что инфузия ГПП–1 вызывает снижение концентрации глюкозы крови до уровня гликемии натощак. Как только уровень гликемии снижается и приближается к нормальным значениям, влияние ГПП–1 на секрецию инсулина по механизму обратной связи прекращается. Помимо этого, ГПП–1 посредством глюкозозависимого механизма подавляет секрецию глюкагона панкреатическими αβ–клетками. Таким образом, клинически важным является то, что ГПП–1 не может вызывать выраженную гипогликемию [10]. В последние годы фармацевтическая промышленность выпустила целый ряд препаратов, обладающих высоким терапевтическим эффектом при СД 2-го типа, действие которых основано на инкретиновом эффекте. Эти изменения молекулы приводят к замедленной абсорбции препарата из подкожной жировой ткани, обратимому связыванию с альбумином и устойчивости к дезактивации ферментом ДПП-4. Однократная инъекция Liraglutide создает максимальное его повышение в крови в течение 8–12 часов после введения, а период его полувыведения составляет приблизительно 13 часов. В слепых рандомизированных исследованиях с использованием плацебо, с участием большого количества больных СД 2-го типа было показано, что Liraglutide приводит к значительному снижению уровня Hb Alc, нормализуя уровень глюкозы в крови, снижает избыточный вес пациента, а также препятствует развитию гипогликемии, нередко наблюдаемой при терапии производными сульфонилмочевины и инсулинами [21, 22]. Сообщается также, что Liraglutide улучшает липидный обмен [23], снижает артериальное давление [24] и обладает кардиопротективными свойствами [25, 26, 27]. В 6-месячном рандомизированном двойном слепом исследовании добавление Liraglutide к предшествующей терапии пероральными сахароснижающими препаратами обеспечило большее снижение уровня Hb Alc по сравнению с инсулином glargine при равном уровне гликемии натощак. Применение Liraglutide привело к снижению массы тела, а назначение инсулина glargine — к ее увеличению; различие между группами превысило 3 кг [30]. Препараты группы инкретинов в терапии СД используют как самостоятельно, так и как адъюванты (совместно) при инсулинотерапии или при применении других пероральных сахароснижающих средств — мет-формина, сульфонилмочевины и глитазонов, особенно при их недостаточной эффективности [23]. Благодаря такой модификации а-ГПП-1Р не подвергаются нейтрализующему действию фермента ДПП-4. Среди а-ГПП-1Р выделяют препараты короткого действия (Exenatide/Bayetta и Lixisenatide/Lyxumia), которые вводят 1–2 раза в день, и препарат длительного действия (Exenatide-LАR/Bydureon) для введения 1 раз в неделю. Снижение постпрандиальной гликемии под влиянием а-ГПП-1Р короткого действия обусловлено, в первую очередь, замедлением эвакуации пищи из желудка, что обусловливает замедление поступления глюкозы в двенадцатиперстную кишку и, соответственно, в кровоток [31]. Именно поэтому данные препараты вводят в строго определенное время перед приемом пищи. В последние годы для более продолжительного действия собственного ГПП-1 у больных СД 2-го типа стали применять препараты ингибиторов фермента ДПП-4 (Linagliptin, Sitagliptin, Saxagliptin, Vildagliptin и др.). Препарат ситаглиптин является ингибитором ДПП-4 и, соответственно, способствует увеличению концентрации активных инкретинов, а также усилению и пролонгированию действия этих гормонов. Впервые ингибиторы ДПП-4 были представлены в качестве противодиабетических препаратов в 2006 г. Первым представителем данной группы был ситаглиптин, в последующем были выпущены вилдаглиптин, саксаглиптин, линаглиптин и алоглиптин [14]. Механизм действия данной группы препаратов отличается от прочих сахароснижающих средств — они тормозят активность фермента дипептидилпептидазы 4 типа, который быстро разрушает эндогенные ГПП-1 и ГИП. Таким образом происходит увеличение уровней ГПП-1 и ГИП и, соответственно, усиление их биологических эффектов [15]. Комбинация ситаглиптина и метформина комплементарно действует на три основных звена патогенеза СД 2-го типа. Ситаглиптин улучшает функцию b-клеток, повышает уровень инсулина; опосредованно снижает избыточную продукцию глюкозы печенью, подавляя секрецию глюкагона a-клетками; повышает концентрацию активного ГПП-1 путем ингибирования ДПП-4. Метформин же действует как инсулиновый сенситайзер, значительно снижает избыточную продукцию глюкозы в печени за счет подавления глюконеогенеза и гликогенолиза, а также увеличивает уровень общего ГПП-1. Клинические исследования показывают, что совместный прием ситаглиптина и метформина приводит к более высоким уровням ГПП-1, чем действие каждого из этих препаратов в отдельности. Более того, эффект от совместного приема метформина и ситаглиптина на пре- и постпрандиальный уровни ГПП-1 является более выраженным, чем сумма эффектов при применении этих препаратов в монотерапии. Пациенты были разделены на 6 групп, получающих различные сочетания ингибиторов ДПП-4 (ситаглиптин) и метформина, а также монотерапию каждым из указанных препаратов. После 24 недель лечения в сравнении с плацебо начальная комбинированная терапия показала большее улучшение функции бета-клеток, чем монотерапия. Улучшение функции бета-клеток наблюдалось также в течение 2 лет последующей терапии. Механизмы, посредством которых ситаглиптин и метформин понижают уровень глюкозы в плазме крови, были оценены в рандомизированном плацебо-контролируемом 4-периодном перекрестном исследовании у пациентов с СД 2-го типа, не принимавших лечение [12]. По сравнению с плацебо при применении ингибитора ДПП-4 концентрация активного ГПП-1 увеличилась в 2,2 раза через 4 часа после еды без увеличения общего ГПП-1. При применении метформина увеличивалась общая концентрация и концентрация активного ГПП-1 в 1,5 и 1,7 раза соответственно, однако при одновременном применении ситаглиптина и метформина концентрация активных ГПП-1 увеличилась в 3,4 раза. Комбинация «ситаглиптин метформин» привела к большему увеличению активного ГПП-1 и большему снижению глюкозы в плазме крови, в сыворотке крови и С-пептида, чем каждый из препаратов по отдельности. Ситаглиптин также нейтрализовал увеличение глюкагона, которое наблюдается при приеме метформина в монотерапии.

Next

Сахарный диабет 2 лечение дедов , тибетский гриб для лечения диабета - colahuz.xpg.uol.com.br

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Книга для пациентов И. И. Дедов, Е. В. Инкретины новая веха в лечении сахарного диабета. Статья посвящена современным подходам к лечению панкреатогенного сахарного диабета. В обзоре отражено влияние структурных изменений в ткани поджелудочной железы на риск развития сахарного диабета. // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. В результате изучения литературных данных установлено, что нет четких алгоритмов лечения панкреатогенного сахарного диабета. Нарушение эндокринной функции поджелудочной железы у больных хроническим алкогольным панкреатитом / Винокурова Л. Все это указывает на необходимость дальнейших исследований с целью оптимизации и повышения эффективности его лечения. Взаимодействие экзокринной и эндокринной функций поджелудочной железы при хроническом алкогольном панкреатите / Винокурова Л. // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. Что нужно знать гастроэнтерологу о сахарном диабете 3 типа / Губергриц Г. // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. Инкретины: новая веха в лечении сахарного диабета 2–го типа / Дедов И. Едва ли не каждый второй больной диабетом имеет недостаточную секрецию поджелудочной железы: Обзор / Под ред. Нарушение углеводного обмена у больных с хроническим панкреатитом / Исмаилов С. Хронический билиарнозависимый панкреатит / Казюлин А. Сравнительная оценка эффективности различных методов лечения панкреатогенного сахарного диабета при алкогольной и билиарной формах хронического панкреатита / Куницына М. Соотношение структурных изменений ткани поджелудочной железы с риском развития сахарного диабета у больных хроническим панкреатитом / Куницына М. Оценка эффективности таблетированных сахароснижающих препаратов при лечении панкреатогенного сахарного диабета / Куницына М. Внепанкреатические изменения при аутоиммунном панкреатите / Кучерявый Ю. // Гастроэнтерология – приложение к Consilium Medicum. Должен ли терапевт лечить нарушения углеводного обмена? Частота и возможные причины экзокринной недостаточности поджелудочной железы при сахарном диабете / Передерий В. Нарушение инкреторной функции поджелудочной железы при хронических панкреатитах / Раков А. // Хронический панкреатит: материалы научной конференции. Панкреатогенный сахарный диабет: актуальные проблемы патогенеза и лечения (обзор) / Ребров А. Prospective study of pancreatic b-cell and exocrine function following duct decompression in tropical calcific pancreatitis / Agarwal G ., Sikora S. Endocrine pancreatic insufficiency in chronic pancreatitis / Angelopoulos N., Dervenis C., Goula A. Pathogenesis and treatment of diabetes secondary to chronic pancreatitis. // Pancreatic disease: towards the year 2000 / Eds. Diabetes mellitus and exocrine pancreatic disease / Hardt P., Kloer H. Effect of glucagone-like peptide 1 (7–36) amide in insuline-treated patients with diabetes mellitus secondary to chronic pancreatitis / Hedetoft C., Sheikh S. «Diabetes Mellitus» selected chapters from the Joslin`s. Secondary diabetes in chronic pancreatitis / Raue G., Keim V. Pancreatogenic Diabetes: Special Considerations Management / Yun Feng Cui, Andersen D.

Next

Диссертация на тему «Особенности развития и прогрессирования сердечно-сосудистых заболеваний у больных с сахарным диабетом 2 типа и гипогликемическими состояниями» автореферат по специальности ВАК 14.01.05 - Кардиология | disserCat — электронная библиотека диссертаций и авторефератов, современная наука РФ

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Шестакова контрольные работы в новом формате математика класс декабря . Самостоятельные и контрольные работы петерсон класс купить . Рассмотрены подходы к сахароснижающей терапии у больных сахарным диабетом 2-го типа. Проведено сравнение препаратов — преимущества, побочные эффекты, противопоказания. Даются рекомендации по выбору терапии с учетом различных факторов. Ключевые слова / keywords: Антигликемические препараты, Сахарный диабет 2-го типа, Сахароснижающая терапия, Симпозиум, Эндокринология, Anti-glycemic preparations, Diabetes mellitus type 2, Hypoglycemic therapy, Endocrinology Clinical pharmacologist as endocrinologist’s assistant: selection of oral hypoglycemic therapy Approaches to hypoglycemic therapy in patients with 2nd type diabetes mellitus were considered. The preparations were compared in terms of advantages, side effects, contraindications. The recommendations on therapy selection regarding different factors were given. В настоящее время имеется широкий арсенал стационарных и амбулаторных средств, способных воздействовать практически на все известные звенья патогенеза сахарного диабета (СД) 2-го типа. Существует множество их классификаций, среди которых разделение по основному эффекту, по точкам приложения, по механизму действия, по длительности и т. Выделяют гипогликемические средства и антигипергликемические средства. Целью гипогликемических препаратов (производные сульфонилмочевины и меглитиниды) является стимуляция синтеза эндогенного инсулина, в результате чего среди положительных сторон лечения происходят и отрицательные события: прибавка в весе и увеличение риска развития гипогликемических состояний. Антигипергликемические препараты (ингибиторы α-глюкозидаз, бигуаниды, тиазолидиндионы, инкретиномиметики) улучшают периферическую утилизацию глюкозы, но не оказывают стимулирующего действия на β-клетки поджелудочной железы. Благодаря этому уровень инсулина в крови не повышается и снижения глюкозы в крови ниже нормы не происходит [1]. Сахароснижающие средства, влияющие на тонкую кишку, препятствуют полному всасыванию углеводов в кишечнике за счет ингибирования ферментов α-глюкозидаз, влияющих на поджелудочную железу (секретогены), — заставляют ее β-клетки выделять эндогенный инсулин, а влияющие на гепатоциты, жировую и другие периферические ткани (сенситайзеры) — увеличивают чувствительность органов-мишеней к инсулину. Примерами секретогенных сахаро­снижающих лекарственных средств являются препараты сульфонилмочевины (глибенкламид, гликлазид, глимепирид) и прандиальные регуляторы глюкозы — меглитиниды (натеглинид, репаглинид). Сенситайзеры представлены бигуанидами (метформин) и тиазолидиндионами (пиоглитазон, росиглитазон). Относительно новым классом сахароснижающих препаратов являются инкретиномиметики (вилдаглиптин, саксаглиптин, эксенатид, лираглутид), инсулинотропное действие которых является глюкозозависимым и реализуется только при повышенном уровне гликемии. При достижении нормогликемии концентрация инсулина возвращается к базальному уровню, что способствует снижению риска развития гипогликемии на фоне приема данных лекарственных средств. Механизм действия этих препаратов является глюкозозависимым и не нарушает нормального глюкагонового ответа на гипогликемию [2]. Перед читателем десятки наименований лекарственных средств, принадлежащих к разным фармакологическим группам, обладающим своим механизмом действия, доказательной базой и стоимостью. Основные классы пероральных сахароснижающих препаратов и механизмы их действия представлены в табл. При таком обилии лекарств, в рамках короткого режима общения с пациентом, а также в условиях коморбидности и вынужденной полипрагмазии, выбор нужного медикамента в адекватном режиме дозирования сделать очень нелегко — практически невозможно, что диктует необходимость в обозначении клинико-фармакологических ниш данных препаратов, а также их преимуществ и недостатков (рис. Ингибиторы a-глюкозидазы должны применяться в основном с целью профилактики сахарного диабета 2-го типа у пациентов с начальными проявлениями инсулинорезистентности. Кроме того, они являются препаратами выбора для лиц с предиабетом, сопровождающимся именно постпрандиальной гипергликемией при нормальных тощаковых уровнях (снижение уровня Hb A на 0,5–0,8%). Показаниями для назначения глинидов являются сахарный диабет 2-го типа при неэффективности диеты и физических нагрузок. Также они предназначены для преимущественного снижения постпрандиальной гипергликемии (снижение уровня Hb A на 0,5–1,5%). Клиническая ниша для назначения глитазонов (тиазолидиндионов) сводится к сахарному диабету 2-го типа, в качестве монотерапии или в комбинации с препаратом сульфонилмочевины, бигуанидами или инсулином при отсутствии эффекта от диетотерапии, физических упражнений и монотерапии одним из вышеперечисленных средств (снижение уровня Hb A на 0,5–1,4%). Бигуаниды являются препаратами выбора как для лиц с предиабетом, сопровождающимся тощаковой гипергликемией и с нормальным уровнем сахара после еды, что косвенно свидетельствует об инсулинорезистентности, так и для пациентов с сахарным диабетом 2-го типа. Их назначение возможно в виде монотерапии и в комбинациях прежде всего с секретогенами (когда последние не дают полной коррекции гипергликемии) и с инсулином (при наличии инсулинорезистентности) (снижение уровня Hb A на 1–2%). Назначение производных сульфанилмочевины, как правило, ассоциировано с наличием СД 2-го типа в тех случаях, когда диета и физические нагрузки, назначение ингибиторов α-глюкозидаз и бигуанидов оказались неэффективными (снижение уровня Hb A на 1–2%). 7), влияющие преимущественно на ГПП1, назначаются при СД 2-го типа в качестве дополнения к терапии бигуанидами, производ­ными сульфонилмочевины, тиазолидиндионами в случае неадекватного гликемического контроля (снижение уровня Hb A на 0,8–1,8%). Другая разновидность инкретиномиметиков — препараты, влияющие на ДПП4 (рис. 8), которые целесообразно назначать при сахарном диабете 2-го типа в качестве монотерапии в сочетании с диетотерапией и физическими упражнениями; в комбинации с бигуанидами в качестве начальной медикаментозной терапии при недостаточной эффективности диетотерапии и физических упражнений; а также в составе двухкомпонентной комбинированной терапии с бигуанидами, производными сульфонилмочевины, тиазолидиндионами или инсулином в случае неэффективности диетотерапии, физических упражнений и монотерапии этими препаратами (снижение уровня Hb A1c на 0,5–1,0%). Механизм действия ингибиторов ДПП4 максимально приближен к естественным процессам, происходящим в здоровом человеческом организме. Под их действием происходит уменьшение частоты защитных перекусов, которые пациенты употребляют во избежание гипогликемий, уменьшение всасывания жира из кишечника, повышение расхода энергии, а также повышение окисления липидов во время приема пищи [3]. Кроме того, при СД в результате повышенного апоптоза β-клетки теряют свою массу, что выражается в значительных нарушениях их функций, основной из которых является синтез инсулина. Физиологичное действие данной группы препаратов поддерживает жизнеспособность β-клеток поджелудочной железы, увеличивает их массу на 75% и на 65% уменьшает апоптоз [4]. Сравнение основных представителей ингибиторов ДПП4 представлено в табл. Сердечно-сосудистые эффекты ингибиторов ДПП4 сводятся к уменьшению ремоделирования миокарда, улучшению функции эндотелия, снижению атерогенных фракций липопротеидов, снижению артериального давления (АД), уменьшению симптомов недостаточности кровообращения, защите миокарда от ишемии, а также к функциональному восстановлению миокарда после ишемии и увеличению числа рецепторов к инсулину в кардиомиоцитах [5]. Сводные данные, отражающие преимущества и недостатки основных классов сахароснижающих препаратов, представлены в табл. Как видно из представленной таблицы: Невозможность поддержания компенсации углеводного обмена у пациентов на монотерапии, а также высокий риск развития острых и хронических осложнений сахарного диабета у коморбидных больных являются достаточными основаниями для проведения комбинированного лечения. Кардиометаболизм ингибиторов ДПП4 представлен в табл. В случае комбинированной сахаро­снижающей терапии улучшение эффективности лечения является следствием сложения механизмов действия препаратов (например, секретогенов и сенситайзеров) [6]. Комбинированная терапия сопровождается улучшением качества жизни больных и хорошо переносится ими, что связано с параллельным воздействием на разные звенья патогенеза СД и с уменьшением количества одномоментного приема таблетированных препаратов при одновременном улучшении компенсации углеводного обмена (рис. Однако эволюция пероральных сахароснижающих средств продолжается — еще в ноябре 2012 г. в Европе был одобрен первый представитель новейшего класса пероральных ингибиторов натрий-глюкозного котранспортера 2-го типа (SGLT2) — дапаглифлозин, а в марте 2013 г. Управление по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами (Food and Drug Administration, FDA) одобрило канаглифлозин для лечения взрослых пациентов с сахарным диабетом 2-го типа. В американские, европейские и азиатские регуляторные органы также поданы заявки на регистрацию эмпаглифлозина, ипраглифлозина и лузеоглифлозина, масштабные исследования которых продолжаются в настоящее время. Моча, поступающая в петлю Генле, свободна от глюкозы. Повышение концентрации глюкозы в плазме крови приводит к увеличению ее фильтрации в клубочках. У здорового взрослого человека это соответствует концентрации глюкозы в крови около 10–11 ммоль/л (180–200 мг/дл). Поскольку глюкоза не способна свободно проникать через клеточную мембрану, то во всасывании ее в кишечнике и реабсорбции в почках участвуют натрийзависимые переносчики глюкозы (SGLT1 и 2) [7]. Соответственно, ингибиторы SGLT снижают концентрацию глюкозы в крови за счет стимуляции ее выведения с мочой. Мнение экспертов по поводу зарегистрированных ингибиторов SGLT2, ставших альтернативой метформину, в том числе в случае его непереносимости, неоднозначно. С одной стороны, препараты этого класса предлагают новые возможности в лечении СД: прежде всего новый, не зависимый от инсулина механизм действия, отсутствие негативного влияния на массу тела и даже небольшое ее снижение, благоприятные фармакокинетические свойства и в целом хорошую переносимость [8]. С другой стороны, механизм действия ингибиторов SGLT2 направлен на клинические проявления СД, а не на его причину [9]. Вследствие угнетения SGLT2 степень глюкозурии зависит от функции почек, а поскольку у больных СД она снижается по мере прогрессирования заболевания, эффективность этих препаратов в отдаленном периоде остается неизвестной. Кроме того, присутствие глюкозы в моче всегда рассматривалось как нежелательное явление, и многие врачи не готовы назначать лекарственные средства, вызывающие глюкозурию. Последняя является и причиной наиболее распространенных побочных эффектов — инфекций мочевыводящих путей и грибковых поражений гениталий [10]. Клинико-фармакологические ниши данного класса препаратов расставит время, а ответы на многие вопросы должны развеять результаты клинических исследований этих лекарств, однако уже сегодня не вызывает сомнений постулат, гласящий о том, что, выбирая сахароснижающий препарат, врачу необходимо помнить, что в каждом конкретном случае адекватная терапия СД возможна только при учете возраста, пола, гендерных особенностей, массы тела пациента, а также этиологических и патогенетических механизмов развития заболевания.

Next

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ ПАНКРЕАТОГЕННОГО САХАРНОГО ДИАБЕТА (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ) | Тишковский (Tishkovskiy S.V.) | Журнал Гродненского государственного медицинского университета

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Шестакова И. Шварцбурда и содержит полный набор контрольных работ по всему курсу математики класса тематических контрольных работ в двух. Высокий вклад в развитие сосудистых осложнений сахарного диабета 2‑го типа (СД2) не только гипергликемии, но и таких компонентов синдрома инсулинорезистентности, как ожирение, дислипидемия и артериальная гипертензия (АГ), диктует необходимость учитывать влияние на них различных факторов. Начало XXI века характеризуется появлением целого ряда новых фармакологических агентов для лечения СД2, а также изменением концепции подхода к лечению с глюкоцентрической на многофакторную. Создание новых групп противодиабетических препаратов (ПП) с множественными негликемическими эффектами существенно усложнило выбор терапии для каждого конкретного больного и, несомненно, требует расширения знаний специалистов в этой области. Настоящий обзор посвящен одному из негликемических эффектов — влиянию различных групп ПП на уровень артериального давления у пациентов с СД2. doi: 10.1136/bmj.321.7258.405 Gress TW, Nieto FJ, Shahar E, Wofford MR, Brancati FL. Мы надеемся, что представленная работа позволит врачам лучше ориентироваться в выборе ПП при СД2 и сопутствующей АГ и принимать оптимальные решения в каждом индивидуальном случае. Tight blood pressure control and risk of macrovascular and microvascular complications in type 2 diabetes: UKPDS 38. Hypertension and antihypertensive therapy as risk factors for type 2 diabetes mellitus. артериальная гипертензия, сахарный диабет 2‑го типа, противодиабетические препараты, артериальное давление, метформин, препараты сульфонилмочевины, тиазолидиндионы, ингибиторы дипептидил-пептидазы‑4, агонисты рецепторов глюкагоноподобного пептида‑1, ингибиторы натрий-глюкозного ко-транспортера 2‑го типа, Федеральное государственное бюджетное учреждение «Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. Алмазова» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации Россия доктор медицинских наук, заведующая научно-исследовательской лабораторией диабетологии Института эндокринологии, пр. 15, Санкт-Петербург, 194156;доцент кафедры терапии факультетской с курсом эндокринологии имени Г. Ланга, Санкт-Петербург Grundy S, Howard B, Smith S, Jr Eckel R, Redberg R, Bonow R. Prevention Conference VI: diabetes and cardiovascular disease: executive summary: conference proceeding for healthcare professionals from a special writing group of the American Heart Association. Влияние различных групп сахароснижающих препаратов на вариабельность гликемии у больных сахарным диабетом 2 типа. The impact of different antidiabetic drugs on glycemic variability in type 2 diabetes mellitus. [Babenko AY, Krasilnikova EI, Likhonosov NP, Likhonosova AP, Grineva EN. Effect of metformin on cardiovascular events and mortality: a metaanalysis of randomized clinical trials. [Kravchuk EN, Galagoudza MM, Metformin in co-existent coronary artery disease and type 2 diabetes mellitus: mechanisms and clinical efficiency. Effects of short-term treatment with metformin on markers of endothelial function and inflammatory activity in type 2 diabetes mellitus: a randomized, placebo-controlled trial. Metformin prevents high-glucose-induced endothelial cell death through a mitochondrial permeability transition-dependent process. The effect of metformin on blood pressure, plasma cholesterol and triglycerides in type 2 diabetes mellitus: a systematic review. De Jager J, Kooy A, Lehert P, Bets D, Wulffelé M, Teerlink T et al. Detaille D, Guigas B, Chauvin C, Batandier C, Fontaine E, Wiernsperger N et al. Wulffele MG, Kooy A, De Zeeuw D, Stehouwer CDA, Gansevoort RT. DOI: 10.1111/j.1365–2796.2004.01328 University Group Diabetes Program: Study of the effect of hypoglycemic agents on vascular complications in patients with adult-onset diabetes. Selectivity of repaglinide and glibenclamide for the pancreatic over the cardiovascular K (ATP) channels. Ischemic preconditioning during coronary angioplasty is prevented by glibenclamide, a selective ATP-sensitive K channel blocker. A comparison of the effects of rosiglitazone and glyburide on cardiovascular function and glycemic control in patients with type 2 diabetes. Cardiovascular effects of treatment of type 2 diabetes with pioglitazone, metformin and gliclazide. Initiation of sulfonylureas versus metformin is associated with higher blood pressure at one year. DOI: 10.1007/s00125–006–0307–3 Tomai F, Crea F, Gaspardone A, Versaci F, De Paulis R, de Peppo A et al. St John Sutton M, Rendell M, Dandona P, Dole JF, Murphy K, Patwardhan R et al. doi: 10.2337/diacare. Belcher G, Lambert C, Goh KL, Edwards G, Valbuena M. doi: 10.2337/dc09‑S335 Roumie CL, Liu X, Choma NN, Greevy RA, Hung AM, Grijalva CG et al. Effect of the addition of rosiglitazone to metformin or sulfonylureas versus metformin/sulfonylurea combination therapy on ambulatory blood pressure in people with type 2 diabetes: A randomized controlled trial (the RECORD study) The RECORD Study Group. Results of a reevaluation of cardiovascular outcomesin the RECORD trial. Komajda M, Curtis P, Hanefeld M, Beck-Nielsen H, Pocock SJ, Zambanini A et al. doi:10.1186/1475–2840–7-10 Mahaffey K, Hafley G, Dickerson S, Burns S, Tourt Uhlig S, White J et al. Effect of pioglitazone versus insulin glargine on cardiac size, function, and measures of fluid retention in patients with type 2 diabetes. Synthetic peroxisome proliferator-activated receptor-gamma agonist, rosiglitazone, increases plasma levels of adiponectin in type 2 diabetic patients. Thiazolidinediones, peroxisome proliferatoractivated receptor gamma agonists, regulate endothelial cell growth and secretion of vasoactive peptides. Yang WS, Jeng CY, Wu TJ, Tanaka S, Funahashi T, Matsuzawa Y et al. Fukunaga Y, Itoh H, Doi K, Tanaka T, Yamashita J, Chun TH et al. Shargorodsky M, Wainstein G, Gavish E, Leibovitz Z, Matas D, Zimlichman R: Treatment with rosiglitazone reduces hyperinsulinemia and improves arterial elasticity in patients with type 2 diabetes mellitus. Troglitazone reduces contraction by inhibition of vascular smooth muscle cell Ca2 currents and not endothelial nitric oxide production. Acarbose Treatment and the Risk of Cardiovascular Disease and Hypertension in Patients With Impaired Glucose Tolerance: The STOP-NIDDM Trial. doi: 10.1016/S0895–7061 (03)00911–7 Song J, Walsh MF, Igwe R, Ram JL, Barazi M, Dominguez LJ. Chiasson J‑L, Josse RG, Gomis R, Hanefeld M, Karasik A, Laakso M. Meta-analysis of long-term studies to assess the effect of acarbose on cardiovascular risk reduction. Инкретины: новая веха в лечении сахарного диабета 2 типа. Incretines: new landmark in the treatment of type 2 diabetes mellitus. Potential cardiovascular effects of dipeptidyl peptidase-4 inhibitors in patients with type 2 diabetes: current evidence and ongoing trials. GLP-1 and related peptides cause concentrationdependent relaxation of rat aorta through a pathway involving KATP and c AMP. doi:10.1093/eurheartj/sus003 Green B, Hand K, Dougan J, Mc Donnell B, Cassidy R, Grieve D. Blood pressure-lowering effects of GLP-1 receptor agonists exenatide and liraglutide: a meta-analysis of clinical trials. DPP‑4 inhibitor linagliptin ameliorates cardiovascularinjury in salt-sensitive hypertensive ratsindependently of blood glucose and blood Pressure. doi: 10.1111/dom.12085 Koibuchi N, Hasegawa Y, Katayama T, Toyama K, Uekawa K, Sueta D et al. Sitagliptin augments sympathetic enhancement of the renovascular effects of angiotensin II in genetic hypertension. Acute DPP-4 inhibition modulates vascular tone through GLP‑1 independent pathways. Incretin-Based Therapies, Glucometabolic Health and Endovascular Inflammation. Inhibition of dipeptidyl peptidase 4 regulates microvascular endothelial growth induced by inflammatory cytokines. Dipeptidyl peptidase-4 inhibition with saxagliptin enhanced nitric oxide release and reduced blood pressure and s ICAM-1 levels in hypertensive rats. Dipeptidyl peptidase 4 inhibitor sitagliptin protects endothelial function in hypertension through a glucagon-like peptide 1‑dependent mechanism. Effect of sitagliptin, a dipeptidyl peptidase‑4 inhibitor, on blood pressure in nondiabetic patients with mild to moderate hypertension. Effect of vildagliptin add-on treatment to metformin on plasma asymmetric dimethylarginine in type 2 diabetes mellitus patients. Linagliptin lowers albuminuria on top of recommended standard treatment in patients with type 2 diabetes and renal dysfunction. Interactive hemodynamic effects of dipeptidyl peptidase-IV inhibition and angiotensin-converting enzyme inhibition in humans. Dipeptidyl peptidase-IV is a potential molecular biomarker in diabetic kidney disease. doi: 10.1161/HYPERTENSIONAHA.108.112532 Shah Z, Pineda C, Kampfrath T, Maiseyeu A, Ying Z, Racoma I et al. doi: 10.1016/20 Rizzo M, Nikolic D, Banach M, Patti AM, Montalto G, Rizvi AA. doi:1381–6128/14 $58.00 .00 Takasawa W, Ohnuma K, Hatano R, Endo Y, Dang N, Morimoto C. doi: 10.1016/20 Mason RP, Jacob RF, Kubant R, Ciszewski A, Corbalan JJ, Malinski T. doi: 10.1097/FJC.0b013e31826be204 Liu L, Liu J, Wong WT, Tian XY, Lau CW, Wang YX et al. doi: 10.1161/HYPERTENSIONAHA.112.195115 Mistry GC, Maes AL, Lasseter KC, Davies MJ, Gottesdiener KM, Wagner JA et al. DOI: 10.1177/0091270008316885 Cakirca M, Karatoprak C, Zorlu M, Kiskac M, Kanat M, Cikrikcioglu MA et al. Groop PH, Cooper ME, Perkovic V, Emser A, Woerle HJ, Eynatten M. doi: 1479 164115579002 Marney A, Kunchakarra S, Byrne L, Brown NJ. 110.156554 Sun AL, Deng JT, Guan GJ, Chen SH, Liu YT, Cheng J. Available at disorders/high_blood_pressure/high_blood_ The effect of empagliflozin on arterial stiffness and heart rate variability in subjects with uncomplicated type 1 diabetes mellitus. Sodium-glucose cotransporter 2 inhibitors for type 2 diabetes: a systematic review and meta-analysis. Effects of sodium-glucose cotransporter 2 inhibitors on blood pressure: A systematic review and meta-analysis. American association of clinical endocrinologists and American college of endocriniligy — clinical practice guidelines for developing a diabetes mellitus comprehensive care plan — 2015. Cherney DZI, Perkins BA, Soleymanlou N, Har R, Fagan N, Johansen OE et al. doi:10.1186/1475–2840–13–28 Vasilakou D, Karagiannis T, Athanasiadou E, Mainou M, Liakos A, Bekiari E. Baker WL, Smyth LR, Riche DM, Bourret EM, Chamberlin KW, White WB. Handelsman Y, Bloomgarden ZT, Grunberger G, Umpierrez G, Zimmerman RS, Bailey TS et al. Management of hyperglycemia in type 2 diabetes: a patient-centered approach: Update to a position statement of the American Diabetes Association (ADA) and the European Association for the Study of Diabetes (EASD). DPP‑4 inhibition on top of angiotensin receptor blockade offers a new therapeutic approach for diabetic nephropathy. American Diabetes Association (ADA); European Association for the Study of Diabetes (EASD). [Pub Med: 22517736] Alter ML, Ott IM, von Websky K, Tsuprykov O, Sharkovska Y, Krause-Relle K et al. Inzucchi SE, Bergenstal RM, Buse JB, Diamant M, Ferrannini E, Nauck M et al. Роль сахароснижающих препаратов в контроле артериального давления у пациентов с сахарным диабетом 2 типа. DOI:10.18705/1607-419X-2015-21-4-334-348 For citation: Babenko A. "Arterial’naya Gipertenziya" ("Arterial Hypertension"). The role of glucose-lowering drugs in blood pressure control in patients with type 2 diabetes mellitus.

Next

Роль инкретиновой системы в развитии сахарного диабета II типа. Возможности терапии | Публикация в журнале «Молодой ученый»

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Инкретины новая веха в лечении сахарного диабета типа / И. И. Дедов, М. В. Шестакова. Вместе с тем, в настоящее время разработаны методы эффективного контроля и лечения как сахарного диабета 1, так и сахарного диабета 2 типа. Поскольку сахарный диабет является хроническим заболеванием и способов его полного. Ю Основные принципы терапии сахарного диабета 2 Типадемидова И. Дедов И И Сахарный диабет / Дедов И И., Шестакова М В — Москва: Универсум Паблишинг, 2003. Название: Сахарный диабет Диагностика, лечение, профилактика Автор: Дедов И. В Год издания: 2011 Размер: 88,58 МБ Формат: djvu Язык: Русский. Далее Сахарный диабет типа 2 (Сд2) является одним из наиболее распространенных хронических заболеваний. Ю Бигуаниды в современной тактике лечения сахарного диабета 2 типа. Каменский Советы пациентам с сахарным диабетом Сахарный диабет (краткий обзор) И. Как эффективно лечить диабет 2 типа Прежде всего, изучите раздел “С чего начать лечение. Сахарный диабет 2 типа Лечение, профилактика, народные средства Естественно, сахарный. Недосугова Новые стратегии в лечении сахарного диабета 2 типа М. И Фгбувсе чаще у них удается идентифицировать диабет 2 типа, MODY тип (более 10 подтипов), а также более редкие синдромальные формы диабета. В нашей клинике есть все возможности для ранней диагностики сахарного диабета и его.2013;(3):2–10 Инновационные технологии в лечении и профилактике сахарного диабета и его осложнений Дедов И. Лечение сахарного диабета 2 типа всегда начинают с назначения диеты и дозированной физической нагрузки. Лечение сахарного диабета 2 типа Диабет отступает!!! Арсенал сахароснижающих препаратов, применяемых при лечении сахарного диабета 2 типа, достаточно большой и продолжает пополняться.1 Балаболкин М. Подробнее Сахарный диабет, 1999, № 1, с 2327 3 Дедов И. В Введение в диабетологию Руководство для врачей.5 Смирнова О. В Шестакова Инкретины: новая веха в лечении сахарного диабета 2-го типа Из предисловия Современная история развития и совершенствования сахароснижающей терапии сахарного диабета (СД). И Эндокринология, М, Универсум Паблишинг, 1998, с 367470 2 Дедов И. М Современные принципы лечения сахарного диабета 2 типа Русский медицинский журнал 2001, т 9, № 2. · This feature is not available right now Please try again later. ЛИТЕРАТУРА Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом / Под ред И. Сахарный диабет Нормативные документы Diabetes mellitus 2012;(4):4–10 Российский национальный консенсус «Гестационный сахарный диабет: диагностика, лечение, послеродовое наблюдение» 1 Дедов И. Лечение сахарного диабета 2 типа всегда начинают с назначения диеты и дозированной физической нагрузки. В Фадеев Введение в диабетологию Руководство для врачей.

Next

Терапия, основанная на инкретинах. Опыт применения Галвус и Галвус Мет в российской клинической практике: предварительные данные uMEDp

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Перельман Я. И. Новый задачник по геометрии учебные пособия для трудовой. Похожее математика класс контрольные работы в новом формате шестакова Президент Российской академии медицинских наук (2011—2013), вице-президент Российской академии наук (с 2014). Заслуженный деятель науки Российской Федерации (1997). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Дмитряшевка, Воронежская область) — советский и российский эндокринолог. Директор Эндокринологического научного центра Минздрава РФ, главный эндокринолог Министерства здравоохранения РФ. Специалист в области фундаментальной и прикладной эндокринологии. Заведующий кафедрой эндокринологии лечебного факультета Первого МГМУ им. По состоянию на ноябрь 2010 года имел более 800 цитирований своих работ. Индекс Хирша — 15 Родился в семье Ивана Федосеевича и Анны Яковлевны Дедовых. В 1958 году окончил Дмитряшевскую среднюю школу с золотой медалью. В 1964 году окончил Воронежский медицинский институт. После окончания института переехал в Обнинск, где до 1972 года работал в лаборатории нейроэндокринологии и группы эндокринологии Института медицинской радиологии АМН СССР. В 1988 году стал заведующим кафедрой эндокринологии ММА им. C 1989 года является директором Эндокринологического научного центра Министерства здравоохранения и одновременно с этим — главным эндокринологом Минздрава. С 1973 по 1982 годы работал в Москве в лаборатории экспериментальной эндокринологии Института экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР. В 2006—2008 годах руководил Федеральным агентством по высокотехнологичной медицинской помощи. В 1982—1988 годы занимал должность профессора кафедры факультетской терапии 1-го лечебного факультета Первого Московского медицинского института им. 1 марта 2011 года был избран президентом Российской академии медицинских наук. С ноября 2012 года возглавил крупнейшее в России (более 100 000 участников) наблюдательное неинтервенционное исследование безопасности препарата «Редуксин» (сибутрамин микрокристаллическая целлюлоза) для снижения веса при терапии больных с алиментарным ожирением в клинической практике. Главный редактор научных журналов «Проблемы эндокринологии», «Сахарный диабет», «Ожирение и метаболизм» и «Вестник репродуктивного здоровья»; почётный редактор журнала «Диабет. Президент Российской ассоциации эндокринологов-диабетологов. Почётный президент Российской ассоциации больных сахарным диабетом. Разработал новые методы прогнозирования риска развития диабета на основе генетической информации индивида. Эксперт Всемирной организации здравоохранения по сахарному диабету. Исследовал генные мутации у детей с различными формами нарушений роста и полового развития, определил некоторые гормонально-метаболические маркеры этих заболеваний. Под его руководством подготовлены 23 доктора и 47 кандидатов медицинских наук. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Проводил работы по изучению онтогенеза животных и человека с точки зрения развития их нейроэндокринной системы, показал связь функционального состояния нейроэндокринной системы с подверженностью радиационному заражению и общей выживаемостью индивида. Автор более 700 научных публикаций, в том числе 37 монографий, учебников, руководств и атласов.

Next

Клинический фармаколог в помощь эндокринологу: выбор пероральной сахароснижающей терапии | #03/16 | Журнал «Лечащий врач»

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Контрольные работы в новом формате шестакова и.в скачать Александрова, Шестакова Математика. Контрольные работы в новом формате – класс. Прибавка массы тела затрудняет контроль гликемии, в равной степени ухудшает самочувствие и качество жизни пациентов. Из всех существующих в настоящее время лекарственных средств препаратом выбора является метформин, который приводит к снижению массы тела или не влияет на нее. Новые препараты, которые появились на рынке, — ингибиторы дипептидилпептидазы-4 (ДПП-4) и агонисты глюкагоноподобного пептида-1 (ГПП-1) также приводят к некоторому снижению массы тела. Инициация инсулинотерапии сахарного диабета 2 типа // Проблемы эндокринологии. Инсулин, производные сульфонилмочевины (ПСМ) и глитазоны вызывают значительную прибавку массы тела. При лечении глитазонами, несмотря на увеличение массы ... Инсулинотерапия сахарного диабета 2 типа: возможности выбора и индивидуальный подход // Фарматека. Инкретины: новая веха в лечении сахарного диабета 2-го типа: Практическое руководство для врачей. Своевременная инсулинотерапия сахарного диабета 2-го типа // Международный эндокринологический журнал. Ефективність метформіну та аторвастатину в корекції показників вуглеводного й ліпідного обміну у хворих на цукровий діабет 2-го типу / В.І. Ефективність застосування ліраглутиду у хворих на цукровий діабет 2-го типу з ожирінням в реальній клінічній практиці // Міжнародний ендокринологічний журнал. Принципы инсулинотерапии сахарного диабета 2-го типа // Лечащий врач. Addition of rapid-acting insulin to basal insulin therapy in type 2 diabetes: indications and modalities // Diabetes Metab.

Next

Математика. класс. Контрольные работы в новом формате Шестакова И.

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Шестакова И. В. Шварцбурда и содержит полный набор контрольных работ по всему курсу математики класса тематических контрольных работ в двух. Для скачивания материала заполните поле ниже и нажмите скачать. Год: 2010 Автор: Иван Иванович Дедов Описание: Пособие предуготовлено для докторов, врачей-интернов, клинических ординаторов, слушателей факультета последипломного образования, аспирантов и студентов медицинского университета.

Next

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

Книга Эндокринология. Национальное руководство. Аннотация, отзывы читателей, иллюстрации. Recently, on the pharmacological market, new drugs from the class of incretin mimetics, or glucagon-like peptide-1 (GLP-1) receptor agonists, which have proven their high effectiveness in type 2 diabetes mellitus therapy, have appeared. At present, much attention has been paid to the pleotropic effects of incretin mimetics. In a number of both experimental and clinical studies, cardioprotective effects of this medication group have been demonstrated. The present review elucidates existing data about neuroprotective effects of GLP-1 receptor agonists in brain ischaemia and in nonischaemic nervous system diseases such as diabetic neuropathy and neurodegenerative disorders. The possible mechanisms for these effects, which appear to be primarily antioxidant effects, anti-inflammatory effects, antiapoptotic effects and an increase in neurons differentiation, are discussed. Сахарный диабет 2 типа (СД2) является одной из ведущих проблем современного здравоохранения. Количество больных СД постоянно прогрессивно увеличивается. По оценке Международной Диабетической Федерации, в 2014 г. число взрослых больных СД на планете составило более 387 млн человек, порядка 179 млн случаев диабета остаются не выявленными [1]. Россия находится на 5-м месте в мире по числу больных диабетом после Китая, Индии, США и Бразилии. В нашей стране зарегистрировано почти 11 млн пациентов с СД, преимущественно за счет больных СД2 [1]. По данным эпидемиологического исследования, проведенного в 2011 г., в Москве по обращаемости за 12 лет было зарегистрировано почти 49 тысяч больных СД2, а распространенность данного заболевания составила 1590 человек на 100 тысяч населения [2]. Особую проблему составляют хронические осложнения СД, такие как диабетическая нейропатия, ретинопатия, нефропатия, являющиеся основной причиной инвалидизации и смертности больных. В последние годы на фармацевтическом рынке появились препараты для лечения СД из класса инкретинов. Эндогенные инкретины – это гормоны желудочно-кишечного тракта, вырабатывающиеся в ответ на поступление пищи и вызывающие стимуляцию секреции инсулина [3, 4]. К ним относятся, прежде всего, глюкагоноподобный пептид-1 (ГПП-1), глюкагоноподобный пептид-2 (ГПП-2), глюкозозависимый инсулинотропный пептид (ГИП). Все они являются продуктами посттрансляционного процессинга генов: ГПП-1 и ГПП-2 – гена проглюкагона, а ГИП – гена про ГИП [5]. Физиологическая роль ГПП-1 в настоящее время наиболее изучена. Известно, что при пероральном приеме глюкозы секретируется значительно больше инсулина, чем при внутривенном введении такого же количества глюкозы. Эта разница обусловлена тем, что при всасывании глюкозы в желудочно-кишечном тракте запускается функцио­нирование инкретиновой системы, что, в свою очередь, стимулирует секрецию инсулина бета-клетками поджелудочной железы. Разницу между секрецией инсулина в ответ на пероральную и внутривенную нагрузки глюкозой называют инкретиновым эффектом [3, 6]. Инкретины обеспечивают до 70% постпрандиальной секреции инсулина [6]. Известно, что при СД2 наблюдается снижение инкретинового эффекта, что имеет место и при других метаболических нарушениях, в том числе, при ожирении, нарушенной толерантности к глюкозе. Снижение инкретинового эффекта проявляется уменьшением инсулинового ответа на прием пищи, что приводит к возрастанию постпрандиальной гликемии [5, 7]. Наиболее значимо при СД2 нарушается секреция ГПП-1 [7]. ГПП-1 секретируется преимущественно энтероэндокринными L-клетками дистальных отделов тонкой кишки [5] и реализует свои эффекты через связывание с трансмембранным G-рецептором. Эти рецепторы представлены в различных тканях, включая поджелудочную железу, легкие, сердце, почки, желудок, кишечник и, кроме того, обнаружены во многих регионах головного мозга и в некоторых периферических нейронах [8]. При взаимодействии ГПП-1 с рецептором меняется конформация последнего и повышается уровень внутриклеточного циклического аденозинмонофосфата (ц АМФ), что приводит к активации ферментов: протеинкиназы А и ц АМФ-активированных обменных протеинов (EPAK), которые отвечают за непосредственную реализацию эффектов ГПП-1 [5]. ГПП-1 вызывает секрецию инсулина, угнетает секрецию глюкагона. Важно отметить, что данные эффекты ГПП-1 являются глюкозозависимыми, т.е. реализуются при повышении гликемии и прекращаются при нормализации уровня глюкозы крови. Кроме того, ГПП-1 усиливает транскрипцию гена инсулина, таким образом, стимулируя биосинтез последнего. Важным эффектом ГПП-1 является повышение пролиферации бета-клеток и ингибирование их апоптоза. ГПП-1 замедляет опорожнение желудка, подавляя его моторику [3, 5, 8]. Наконец, проникая через гематоэнцефалический барьер и взаимодействуя с рецепторами гипоталамуса, ГПП-1 стимулирует более раннее возникновение чувства насыщения [9, 10]. Однако эндогенный ГПП-1 очень быстро инактивируется ферментом дипептидилпептидазой-4 (ДПП-4), который присутствует на поверхности эндотелиальных клеток сосудов слизистой оболочки кишечника [5, 8]. Период полужизни ГПП-1 составляет около 2 минут [6]. В настоящее время созданы препараты, в большей или меньшей степени повторяющие структуру эндогенного ГПП-1, однако устойчивые к действию ДПП-4. К ним относятся эксенатид (эксендин-4), лираглутид и ликсисенатид. Они являются длительно действующими селективными агонистами рецептора ГПП-1, или инкретиномиметиками. Экспериментальные и клинические исследования показали, что этим препаратам присущи упомянутые выше эффекты эндогенного ГПП-1 [3, 9, 11, 12], что позволяет успешно использовать их в лечении СД2. Однако все больший интерес в последнее время привлекают плейотропные эффекты инкретиномиметиков. К таким плейотропным эффектам относятся и возможные кардиопротективный и нейропротективный эффекты. Кардиопротективный эффект инкретиномиметиков был получен в ряде работ на животных моделях in vivo и ex vivo [13, 14, 15]. При длительном лечении ГПП-1 крыс, перенесших инфаркт миокарда, увеличивалась фракция выброса левого желудочка, уменьшались конечно-систолический и конечно-диастолический объемы левого желудочка, объем левого предсердия [16]. позволяет увеличить сердечный индекс и снизить давление заклинивания в легочной артерии [19]. В настоящем обзоре обсуждается возможный нейропротективный эффект эндогенного ГПП-1 и его ана­логов. Острое нарушение мозгового кровообращения относится к одним из наиболее частых и наиболее грозных осложнений СД. Показано, что у пациентов с СД2 риск развития ишемического инсульта по крайней мере в два раза выше, чем в общей популяции [20]. Именно поэтому потенциальная способность инкретиномиметиков оказывать нейропротективное действие при инсульте привлекает особое внимание ученых на протяжении последних лет. Существует ряд работ, в которых продемонстрировано защитное действие ГПП-1 в условиях транзиторной фокальной ишемии головного мозга у животных [21–26]. Teramoto [25] воспроизводилась транзиторная 60-минутная фокальная ишемия головного мозга мыши путем эндоваскулярной окклюзии средней мозговой артерии при помощи монофиламентной методики [27]. Непосредственно после ишемии, а также через 1 и 3 часа реперфузии внутривенно вводился агонист рецептора ГПП-1, эксендин-4. Использовались четыре различные дозы препарата: 0,005, 0,05, 0,5 и 2,5 мг/кг массы тела. Мыши контрольной группы получали физиологический раствор в тех же дозах и в том же режиме. Через 24 ч, 72 ч и через 7 дней определялась выраженность неврологического дефицита и затем производилось извлечение головного мозга для оценки объема повреждения, путем окраски срезов раствором крезила фиолетового прочного. Эксендин-4 в дозе 0,5 и 2,5 мг/кг значимо уменьшал размер повреждения мозга, по сравнению с контролем. Наибольший эффект наблюдался при введении препарата непосредственно после моделирования ишемии. Кроме того, у мышей, получавших эксендин-4 в вышеуказанных дозах, выраженность неврологического дефицита во всех точках измерения была достоверно меньше, по сравнению с контролем. Крысам линии Goto-Kakizaki в течение 4 недель внутрибрюшинно вводился эксен­дин-4 в дозах 0,1, 1 и 5 мкг/кг 2 раза в день, что сопоставимо с дозами, используемыми для лечения СД2 у человека, в пересчете на массу тела. Не менее показательно исследование, проведенное в 2012 г. По прошествии 4 недель производилось моделирование транзиторной фокальной ишемии головного мозга. Выполнялась перевязка общей и наружной сонных артерий, монофиламентная нить вводилась через внутреннюю сонную артерию к устью средней мозговой артерии. Время окклюзии средней мозговой артерии составляло 90 минут. После моделирования ишемии инъекции эксендина-4 продолжались еще в течение 2 или 4 недель в прежних дозах, затем оценивался объем повреждения мозга. Было отмечено, что эксендин-4 в дозе 5 мкг/кг достоверно уменьшает размер повреждения, по сравнению с контролем. У крыс линии Wistar воспроизводилась транзиторная фокальная ишемия головного мозга путем введения монофиламента через общую сонную артерию к устью средней мозговой артерии [29]. Через 1 ч реперфузии внутрибрюшинно вводился лираглутид в дозе 700 мкг/кг или физиологический раствор. Разницы в нейропротективном эффекте препарата при введении его в течение 2 или 4 недель после ишемии получено не было. Через 1 ч и через 24 ч реперфузии изучалась выраженность неврологического дефицита при помощи модифицированного теста Бедерсона [30]. Извлечение мозга и окраска срезов мозга раствором трифенилтетразолия хлорида производились через 24 ч. Нами также было изучено влияние лираглутида на выраженность неврологического дефицита и объем повреждения мозга при экспериментальной ишемии [31]. Крысам без СД в течение 7 дней производилось подкожное введение лираглутида в дозе 1 мг/кг. Ранее нами было показано, что эти сроки ишемии являются достаточными для формирования ишемического повреждения в области стриатума [33, 34]. Через 5 ч после последнего введения препарата выполнялось моделирование транзиторной фокальной ишемии головного мозга путем эндоваскулярной окклюзии средней мозговой артерии по методике Koizumi J. Через 48 ч реперфузии оценивался неврологический дефицит по шкале Garcia J. [35] и объем повреждения мозга при помощи окраски срезов мозга раствором трифенилтетразолия хлорида. Были получены данные, что введение лираглутида достоверно снижает выраженность неврологического дефицита и уменьшает размер повреждения мозга. Несмотря на то, что в ряде работ описан нейропротективный эффект агонистов рецептора ГПП-1 при ишемии головного мозга, механизмы, лежащие в основе этого эффекта, являются до сих пор предметом дискуссий. Как известно, ишемическое-реперфузионное повреждение является основным фактором, вызывающим оксидативный стресс и воспалительную реакцию при инсульте, что сопровождается образованием активных форм кислорода и индукцией окисления белков и липидов (перекисное окисление липидов, ПОЛ), а также повреждением ДНК [36]. Увеличение площади повреждения мозга при ишемии-реперфузии объясняется немедленным и прямым цитотоксическим влиянием активных форм кислорода, а также последующим присоединением воспалительного ответа [37]. Активация микроглии, лежащая в основе воспалительного ответа, индуцирует образование различных медиаторов, таких как NO и провоспалительные цитокины, и способствует прогрессированию повреждения в постишемическом периоде [38]. Воздействие на эти процессы является одним из ключевых механизмов реализации нейропротекции. Важно отметить, что механизмы повреждения в случае ишемического и токсического инсультов принципиально сходны. Эти результаты были получены при помощи оценки уровня 8-гидроксигуанозина (8-OHd G) и 4-гидрокси-2-гексенала (ННЕ). 8-OHd G является основным продуктом оксидативного повреждения ДНК, а ННЕ – один из главных продуктов ПОЛ в клетках, подверженных оксидативному стрессу [42]. С использованием иммуногистохимических методов и иммуноблоттинга со специфическими антителами было показано, что число клеток, содержащих данные метаболиты, повышалось через 72 ч после начала реперфузии, после чего отмечалась тенденция к их снижению. Количество таких иммунопозитивных в отношении маркеров оксидативного стресса клеток было меньше в группе животных, получавших эксендин-4, по сравнению с контрольной группой. Как было отмечено, ГПП-1 реализует свои эффекты через повышение внутриклеточного уровня ц АМФ, что сопровождается уменьшением образования супероксида и перекиси водорода. Кроме того, усиление продукции ц АМФ может запускать фосфорилирование CREB, что приводит к экспрессии нейропротективных генов и сопровождается защитным эффектом [43]. Teramoto было показано, что эксендин-4 вызывает небольшое повышение ц АМФ и значимую активацию CREB. Это предполагает, что нейропротективные эффекты эксендина-4, возможно, опосредованы ц АМФ/CREB сигнальным путем [25]. Briyal проводилось исследование влия­ния длительного применения эксендина-4 перед ишемией головного мозга крыс на объем инфаркта, выраженность неврологического дефицита, а также параметры оксидативного стресса [22]. Оценивались такие показатели, как уровень малонового диальдегида, восстановленного глутатиона и супероксиддисмутазы. Кроме того, автор исследовал экспрессию эндотелиновых рецепторов типа А и В, поскольку их активация в центральной нервной системе (ЦНС) играет роль в увеличении повреждения при ишемии. Исследование показало, что эксендин-4 достоверно защищает головной мозг от ишемического повреждения, что проявлялось в уменьшении размера инфаркта, выраженности неврологического дефицита и параметров оксидативного стресса. Особого внимания заслуживает тот факт, что введение антагониста эндотелиновых рецепторов типа А (BQ123) оказывало нейропротективное действие как в контрольной группе, так и в группе животных, получавших эксендин-4, без значимых различий. Экспрессия эндотелиновых рецепторов типа А достоверно увеличилась после церебральной ишемии, причем назначение эксендина-4 или BQ123 не повлияло на этот процесс. Изменений в экспрессии эндотелиновых рецепторов типа В после инсульта не было. Briyal еще раз подтвердил, что эксендин-4 как агонист рецептора ГПП-1 оказывает нейропротективный эффект при инсульте путем уменьшения оксидативного стресса, и доказал, что его влияние не связано с воздействием на эндотелиновый рецептор [22]. У инкретиномиметиков описано наличие еще одного пути реализации нейропротективного эффекта – усиление экспрессии гем-оксигеназы-1 [44]. Этот фермент предотвращает катализируемое гемом образование высокоактивных гидроксильных радикалов из перекиси водорода. Активация гем-оксигеназы-1 ассоциирована с усилением катаболизма гема до желчных пигментов, являющихся потенциальными эндогенными антиоксидантами [45]. Кроме того, индукция гем-оксигеназы-1 сопровождается увеличением активности ферритина, что оказывает антиапоптотический эффект за счет того, что ферритин связывает избыток свободного железа в клетках, подвергшихся оксидативному стрессу [46]. Усиление экспрессии гем-оксигеназы-1 в условиях оксидативного стресса, который имеет место при любом варианте инсульта, может играть роль в адаптации в ответ на оксидативное повреждение и уменьшать клеточную гибель [47, 48]. В исследовании, проводившемся на клетках феохромоцитомы, F. Yin показал, что агонист рецептора ГПП-1 генипосид, который и ранее доказал свои нейротрофические и нейропротективные свойства [49], способен индуцировать экспрессию гем-оксигеназы. Важно заметить, что когда клетки опухоли были лишены рецептора ГПП-1, это сопровождалось уменьшением экспрессии гем-оксигеназы-1, и нейропротективный эффект генипосида значимо уменьшался [44]. Еще одним важным механизмом реализации нейропротективного эффекта ГПП-1 является стимуляция клеточной пролиферации и подавление апоптоза. Эта способность ГПП-1 была описана на моделях токсического повреждения культуры клеток нейробластомы с гиперэкспрессией рецептора ГПП-1. ГПП-1 и эксендин-4 в физиологических концентрациях стимулировали клеточную пролиферацию и увеличивали выживаемость клеток нейробластомы, что было опосредовано активацией протеинкиназы А и фосфоинозитид-3-киназы. Лечение ГПП-1 и эксендином-4 подавляло экспрессию про-апоптотического белка Вах и стимулировало экспрессию анти-апоптотического белка Bcl-2, таким образом, модифицируя Вах/Bcl-2 индекс, индикатор клеточного апоптоза. Кроме того, применение ГПП-1 и эксендина-4 достоверно увеличивало уровень бромодеоксиуридина (Brd U), маркера клеточной пролиферации, что коррелировало с более чем двукратным повышением клеточной выживаемости. Данный эффект имел дозозависимый характер и подавлялся селективным антагонистом рецептора ГПП-1 [8]. Особого внимания, как уже упоминалось, заслуживают хронические осложнения СД. Одним из наиболее ранних и прогрессивно развивающихся осложнений является диабетическая нейропатия. Liu, в эксперименте на крысах, больных диабетом, оценивался порог болевой чувствительности, уровень ц АМФ в шванновских клетках и размер нервного волокна в седалищном нерве. Примечательно, что инкретиномиметики доказали свою эффективность и в этом отношении. Лечение эксендином-4 нивелировало повышение порога чувствительности, имевшееся у животных. Также препарат уменьшил степень выраженности демиелинизации, в связи с чем увеличился размер седалищных нервов. Эти изменения сочетались с уменьшением апоптоза шванновских клеток и увеличением внутриклеточного уровня ц АМФ [50]. Известно, что одним из путей замещения нейронов в ЦНС, в том числе при диабетической нейропатии, является активация стромальных клеток и нейрональных клеток-предшественниц. Hamilton изучены эффекты инкретиномиметиков эксенатида и лираглутида в отношении скорости пролиферации клеток-предшественниц и их дифференцировки в нейроны в зубчатой извилине головного мозга мышей с СД. С использованием иммуногистохимических и стереологических методов, определялось число клеток-предшественниц и молодых нейронов в области зубчатой извилины. Было показано, что у мышей с диабетом деление клеток-предшественниц увеличилось на 100–150% после применения лираглутида или эксенатида. Антагонист рецептора ГПП-1 эксендин (9-36) уменьшал пролиферацию клеток-предшественниц [51]. Наряду с СД2, нейродегенеративные заболевания – это неуклонно растущая проблема, затрагивающая медицинские, социальные и экономические аспекты. Средств патогенетического лечения нейродегенеративных заболеваний крайне мало, и их поиск представляет большую трудность для современной фармакологии и науки в целом. Исследователи доказали, что у всех вышеперечисленных нозологий существуют общие патогенетические механизмы, включающие оксидативный стресс, инсулинорезистентность, аномальный процессинг протеинов, в том числе, в клетках мозга [21]. Повышенный риск нейродегенеративных заболеваний и инсульта у больных СД2 подразумевает, что сходные механизмы клеточной гибели, вероятно, связанные с инсулиновой дисрегуляцией, имеют место при этих патологиях [23]. Основываясь на наличии общих механизмов в развитии этих, на первый взгляд, совершенно разных заболеваний, можно предположить, что препарат, эффективный в лечении одного из них, может оказаться эффективным и в лечении другого. Долгое время считалось, что головной мозг является инсулиннезависимым органом, не имеющим рецепторов к инсулину и утилизирующим глюкозу без его участия. Однако в последние годы доказано, что ткань мозга экспрессирует инсулиновые рецепторы. Максимальная плотность данных рецепторов обнаружена в гипоталамусе, мозжечке, обонятельных луковицах, гиппокампе и в коре головного мозга. Взаимодействуя со своими рецепторами, инсулин участвует в регуляции транспорта глюкозы и ее метаболизма. В головном мозге представлены четыре вида глюкозных транспортеров (GLUT1, GLUT2, GLUT3 и GLUT4) [52, 53]. Кроме того, существуют данные об экспрессии в головном мозге транспортера GLUT5, обладающего высоким сродством к фруктозе, и GLUT 8, который обнаружен в гиппокампе и мозжечке, и функция которого недостаточно изучена. GLUT3 обладает наиболее высоким сродством к глюкозе и является основным глюкозным транспортером в мозге взрослого человека. GLUT4 является основным инсулинзависимым транспортером глюкозы в мозге [53]. Помимо участия в регуляции транспорта глюкозы, инсулин, взаимодействуя со своими рецепторами в мозге, оказывает прямой регуляторный эффект в отношении роста нейритов, нейрогенеза, синаптической пластичности, а также оказывает антиапоптотическое действие, в том числе, в условиях оксидативного стресса [52]. Показано, что агонисты рецептора ГПП-1 способствуют восстановлению чувствительности инсулиновых рецепторов во всех органах и тканях, в том числе, в мозге. В результате вышеописанные эффекты инсулина реализуются неполноценно. При нейродегенеративных заболеваниях ГПП-1 оказывает влияние как фактор роста, сходное с влиянием инсулина [24]. Как упоминалось ранее, при нейродегенеративных заболеваниях имеет место нарушенный процессинг белков, в результате чего формируются мутантные про­теины [8, 54]. Экспрессия мутантных протеинов нарушает образование третичной структуры белков (фолдинг) в эндоплазматическом ретикулуме (ЭПР), вызывает ЭПР-стресс и сигнальный ответ, именуемый реакцией нарушенного процессинга белков. При нейродегенеративных процессах ЭПР-стресс и оксидативный стресс запускают общий сигнальный путь, лежащий в основе повреждения нейронов [55]. На клеточном уровне нейрональная гибель или апоптоз могут быть вызваны оксидативным стрессом, ЭПР-стрессом или их сочетанием. Показано [56], что агонисты рецептора ГПП-1 вызывают индукцию активирующего транскрипцию фактора-4 (ATF4). Данный фактор является индикатором активации резидентной трансмембранной протеинкиназы ЭПР и необходим для экспрессии генов, отвечающих за резистентность к оксидативному стрессу [57]. В результате повышаются адаптация клеток в условиях оксидативного и ЭПР-стресса и их выживаемость [8]. Было продемонстрировано, что ГПП-1 и инкретиномиметики проникают через гематоэнцефалический барьер, защищают синапсы и ускоряют синаптическую передачу, улучшают нейрогенез, усиливают дифференцировку нейронов, индуцированную фактором роста нервов, подавляют апоптоз, защищают нейроны от оксидативного стресса, уменьшают формирование хронического воспалительного ответа в головном мозге при нейродегенеративных заболеваниях [21, 24, 54]. Существует большое количество работ, описывающих рецептор-опосредованное действие ГПП-1 [8, 25, 44, 49]. Известно, что ГПП-1 связывается со своим специ­фическим рецептором, широко представленным в различных органах и тканях. Таким путем ГПП-1 реализует как свои прямые (связанные с секреторной активностью бета-клетки), так и плейотропные эффекты. В результате ГПП-1 связывается с рецепторами гипоталамуса, модифицируя возникновение чувства голода и насыщения. Вероятно, путем связывания со специфическим рецептором ГПП-1 реа­лизует и свои нейропротективные эффекты как при ишемии головного мозга, так и при неишемических заболеваниях. Однако, несмотря на большое количество работ, подтверждающих рецептор-опосредованное действие ГПП-1, существуют данные о реализации его нейропротективного эффекта и другим путем. Известно, что при внутримозговом кровоизлиянии, как и при ишемическом инсульте, важнейшую роль в повреждении играет воспалительный ответ [58]. Авторы изучали воздействие лираглутида и его метаболита на воспалительную реакцию и отек, а также стремились выявить механизмы этого действия. Были получены данные, что лираглутид подавляет воспаление, предотвращает развитие отека головного мозга и значимо уменьшает неврологический дефицит после внутримозгового кровоизлияния. Эффект лираглутида частично ослаблялся ингибитором рецептора ГПП-1 и ингибитором фосфорилирования АМРК. Однако опосредованное лираглутидом фосфорилирование АМРК не подвергалось воздействию ингибитора рецептора ГПП-1 – было обнаружено, что оно индуцируется ГПП-1(9-36)а. В свою очередь, ГПП-1(9-36)а проявил положительный эффект в отношении последствий внутримозговой геморрагии, а его эффекты ослаблялись действием ингибитора фосфорилирования АМРК, но не ингибитором рецептора ГПП-1. Наконец, одновременное назначение лираглутида и ингибитора ДПП-4 уменьшало эффект лираглутид-опосредованного фосфорилирования АМРК и противовоспалительные эффекты. Таким образом, инкретиномиметики реализуют нейропротективное действие как за счет связи со специфическим рецептором, так и альтернативным путем; их противовоспалительные эффекты частично опосредуются их метаболитом за счет фосфорилирования АМРК. Полученные данные предполагают, что с этой точки зрения использование агонистов рецептора ГПП-1 более целесообразно, чем терапия ингибиторами ДПП-4. Агонисты рецептора ГПП-1 устойчивы к действию фермента ДПП-4, однако они никак не влияют на последний. В результате расщепления эндогенного ГПП-1 образуется метаболит ГПП-1(9-36)а, обладающий дополнительными защитными свойствами. Таким образом, для инкретиномиметиков, используемых в настоящее время для лечения СД2, описано множество важнейших плейотропных свойств, среди которых пристального внимания заслуживает возможный нейропротективный эффект. Дальнейшее изучение этого эффекта может дать возможность применять агонисты рецептора ГПП-1 в терапии нейродегенеративных заболеваний, а также для лечения такого раннего и прогрессивно развивающегося осложнения СД, как диабетическая нейропатия. Способность данной группы препаратов защищать головной мозг в условиях ишемии может открыть перспективу использования их для первичной и вторичной профилактики ишемических инсультов, столь частых среди пациентов с СД2. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов интересов, связанных с рукописью. Работа выполнена при поддержке гранта Российского фонда фундаментальных исследований № 5/15.

Next

Дедов шестакова инкретины новая веха в лечении сахарного диабета

НОВАЯ ВЕХА В ЛЕЧЕНИИ. инкретины. развитие сахарного диабета. В норме.

Next